Фольклорный ансамбль "Ромашинская слободка"

Вторник, 21.11.2017, 07:22

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Былины Печоры (2001) - Страница 3 - Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Модератор форума: дядя_Миша, Музыковед 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Былины Печоры (2001) (Из собрания фонограммархива ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН)
Былины Печоры (2001)
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 18:08 | Сообщение # 31
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
8. Илья Муромец

(Исцеление Ильи Муромца: [Былина] № 54 // Былины: В 25 т. / РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — СПб.: Наука; М.: Классика, 2001—... — (Свод рус. фольклора).
Т. 1: Былины Печоры: Север Европейской России. — 2001. — С. 327—333.)

Зап. Балашовым Д. М.: дек. 1964 г., сел. Усть-Цильма — от Вокуева Гаврилы Васильевича, 82 г.



Кабы прежде, досель да в молоду пору,
Как во том-де во городе во Мурови,
Как во том-де селе да Карачэгови,
Кабы был-то ле тут Иван Тимофеявич.
5 Кабы жил-то ле он да как состарилсэ,
Как ище того-де он скоре преставилсэ.
Как осталось у ёго да едино чадо́,
Оно хвороё было, нездоровоё.
Он сидел-де на печке равно тридцеть лет,
10 Не ходили у ёго да ноги резвыя,
Не служили у ёго да руки белыя,
Как не говорил-то у ёго говорок-язык.
Во тридцатом-то году, да во последнёём,
Отпирались у ёго да двери на́ пету,
15 Заходила ему калика да перехожая:
«Уж ты здравствуй-ко ты, да доброй молодець!
Я пришла-де просить у тя милостену
Как для Христа-де Исуса царя небесного».
Говорил-то Илья да таково слово:
20 «Уж ты гой еси, кали́ка да перехожая!
Я сижу ведь на пецьке равно тридцеть лет —
Как не служат мои да руки белыя,
Как не ходят мои да ноги резвыя.
Я не то тебе подать, да готов сам принять».
25 Говорит на то кали́ка да перехожая:
«Есле готов ты принять, дак я тебе подам».
Подавала кали́ка добру молодцу,
Подавала краюшку дару божьёго.
Кабы съел-то Илья краюшку дару божьёго —
30 Заслужили у ёго да ноги резвыя,
Заслужили у ёго да руки белыя,
Кабы стал говорить его говорок-езык.
Кабы в ету ле пору вот во то времё
Как кали́ка-та от его да утеряласе.
35 Как ставал тогды Илья да с пецьки-муравленки,
Заходили у ёго да ноги резвыя,
Заслужили у ёго да руки белыя,
Уж как стал говорить да говорок-езык.
Как выходит старой да он на улецю,
40 Он пошёл-де к отцу да ведь родителю.
Увидал-то отець да Илью-сына́:
«Уж ты как же, мой сын, како пришёл сюда?
Кабы как у тя заслужили ноги резвыя,
Уж ведь как заслужили руки белыя,
45 Уж ле как у тя ведь стал да голос ведь зык, говорок-езык?»
Говорил на то Илья да сын Ивановиць:
«Заходила мне кали́ка перехожая,
Попросила у мня она милостену
Как для Христа-де ради царя небесного.
50 Отвечал-то кали́ке я перехожоей:
„Я сижу-де на пецьке равно тридцеть лет,
Как не то тебе подать, да готов сам принять“.
А вынимала кали́ка краюху дару божьёго.
Кабы съел-де Илья краюшку дару божьёго —
55 Заслужили у юго да руки белыя...
(Мы, мат, тожо опеть пели, дак!)
Заслужили у ёго опять да ноги резвыя,
Кабы стал говорить да говорок-язык
Выходил-то Илья да он на улецу,
Заходил-де к своёму ронну батюшку.
60 Как увидал-де ёго да ронной батюшко».
Кабы стал он звать ронно́го ныньце батюшка:
«Ты пойдём-ко со мной да на конюшон двор,
У тя есть ведь, ведь там ище доброй конь».
Походили оне да на конюшон двор,
65 Увидали они да тут добра́ коня,
Кабы ел он пшану да белоярову.
Говорит тут Илья отцу-родителю:
«Кабы есь ле у тебя пришпехи да богатырьския,
Уж как есь ле у тя копьецё да бурзумецкоё,
70 Есь ле, есь ле у тя палица́ буёвая,
Кабы есь ле у тебя латы́ булатныя?»
Как на то ле ему отвечал ронной батюшко:
«Кабы есь у мня копейцо бурзумецкоё,
Кабы есь у меня палица буёвая,
75 Кабы есь у меня ведь латы-ти булатныя,
Кабы есь-то мня да ище доброй конь!»
Как Илья-та ле стал всё подговаривать,
Как отвязывал Илья ище добра коня,
Как надевал-де уздецьку шамохацкую,
80 Надевал-де седелицо бурзумецкоё,
Надевал на ся он латы-ти булатныя,
Кабы брал с собой палицу буёвую,
Кабы брал с собой копе́йцё бурзумецкоё,
Выводил-то Илья да нынь добра коня.
85 Как не видали посадку молодецкую,
Не видали побежку лошадинную,
Как увидели: в чистом поли только пыль стоит,
Кабы пыль-та стоит, да дым столбом валит.
Как поехал старой да чысту полю,
90 Как приехал по той дорожки прямоежжоей,
Приежжат он первой со заставы великоей,
Приежжат он ле к тим да черным грязям.
Увидал он мужичков да новото́кманов.
Как мужички захватили добра молодца:
95 «Ах, куда же ты поехал, куды путь держишь?»
Как ведь стали за его да они грабитце,
Кабы стали ёго да подговаривать.
Прикрепления: 8124995.jpg(207Kb)
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 18:10 | Сообщение # 32
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
«Уж вы ой еси, ребята добры молодцы,
Уж вы ой еси, мужички да новотокманы!
100 Кабы взять-то у меня ведь ныньце нецего,
<К>абы бить-то меня ведь ныньце не за что —
Кабы есь у меня один да ищё доброй конь,
Кабы конь-от ле стоит вам во тысичу!
Кабы есь на мне шубочка ведь куния,
105 Она стоит ле ведь да во пятьсот рублей!
Кабы есь-то на мне да ище чуден крест,
Кабы-сь крест-от ведь стоит он во тысищу!»
Как ище того пуше мужички за его прималисе.
Кабы старой-от-де был на то ухватчивой,
110 Он выдерьгивал дерева подли́нноё,
Кабы стал он им махать да во все стороны —
Он убил всех мужичков да новото́кманов.
Как оттуль ведь старой да опять путь дёржал,
Кабы едёт старой да по чысту полю,
115 Подъежжат к Соловью да он Рахматову.
(Давай отдохнём!)
Как поехал старой <к> Соловью Рахматову.
Как сидел-то Соловей да на семи дубах,
На семи-то дубах, на во́сьми падубках.
Кабы едёт Илья да по чысту полю,
120 Подъежжает он Соловью ище Рахматову.
У старого конь да подпинаитце,
На резвы ноги конь да приклоняитце.
Кабы бьёт-то Илья коня по тучным ребрам:
«Уж ты ой еси ле, мой да ты ведь доброй конь!
125 Уж ты что же у мня да подпинаиссе,
Уж ты что же у мня да подваляиссе!
Не слыхал ле ты в чистом поли вороньёго граянья?»
Как на то ведь старой да был догадлевой.
Как берёт ле ведь свой да ище тугой лук,
130 Он закладыват туда да калену стрелу,
Кабы стрелочке он да наговариват:
«Уж ты ой еси, моя да калена стрела!
Ты лети-ко повыше облака ходечаво,
Ты лети-то пониже красна солнышка,
135 Залети-ко ты Соловью ище нынь в правой глаз!»
Полетела стрела ище по воздуху,
Залетела Соловью да вот ведь в правой глаз.
Как на то ле был старой ище ухватчивой —
Ухватил Соловья да на полетику,
140 Как не дал Соловью упасть на сыру́ землю́.
Он ле клал Соловья себе <в> глубок корман,
Отправлялсе старой да в путь-дорожечку.
У старого-то конь да подпинаитце,
Кабы бьёт-то старой ище добра коня:
145 «Уж ты что же ведь, мой да ты ведь доброй конь,
Ты не можь меня везти да на себе-то ли?»
Говорит-то ему да ище доброй конь:
«Не могу я вас нести, да двух бога́тырей!»
Так догонулсе тогда ище старой казак:
150 «Как у мня-то Соловей да ни в кормани ле?»
Вынимал Соловья да из кормана он,
Как прикаливал хвосту ище конинному,
Как поехал старой ище б чыстом полём,
Увидала старого молода жона
155 Так того Соловья да Будимировы.
Говорит она теперь да до... своим дочерям:
«Уж вы ой еси, мои да дочки милыя!
Как отець-от везёт да добра молодца».
Выходили они да вон на улецю,
160 Как смотрели они да во чысто полё,
Говорили своей да ронной матушки:
«Как не отець-от везёт да добра молодца —
Как везёт-то доброй молодець нашего́ отца».
У Соловья-то ведь была да Будемировица,
165 Как была у ёго да молода жона.
Как на то она была ище догадьлива:
Как заходила она да на больши врата,
Поннимала подворотенку тяжёлую,
Как хотела задавить да добра молодца.
170 Увидал-то Соловей да Будемирович,
Говорит-то своей да молодой жоны:
«Уж ты ой еси, моя да молода жона!
Не поннимай-ко ле ты тежолу́ воротенку —
Ты упрашивай-ко ты да добра молодца,
175 Ты давай-ко ему да золотой казны,
Выкупай-ко меня, да Со(л)... ой Соловьюшка».
Говорит на то старой да Илья Муровець:
«Мне не надо ле вашу золоту казну,
Вам не надо ле ведь мне ваше бог̇ачество.
180 Выпускайте вы удалых добрых молодцов,
Отправляйте-ко вы их во страны́ свои,
Отправляйте-ко вы всех к вотцам-матерям».
Поежжат тогды Илья опеть в путь, да вперед держит.
Приежжал ле Илья да во стольной Киёв-град,
185 Как заежжал-то к двору князя Владимера,
Он слезывал-то, старой, да со добра коня,
Он привязывал ёго да к дубову столбу,
Заходил-де Илья в гриню княжонецкую.
Как встават-то Илья перед святым Бог̇ом,
190 Кабы молитце Илья да Восподу Бог̇у,
Кабы крест-от кладёт да по-учёному,
Как молитву творит полну Исусову,
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 18:12 | Сообщение # 33
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
На все стороны Илья да поклоняитце,
Как князю со княгиной на особицу:
195 «Уж ты здраствуешь, солнышко Владимер-князь!
Уж ты здраствуешь, княгина да мать Апраксея!
Уж вы здраствуйте, уда́лы добры молодцы!»
Отвечат-то на то ище Владимер-князь:
«Приходи-ко ты, удалый добрый молодец!
200 Как откуль же идёшь да откуль прависсе?
Как какой же ле ведь ты да нынь какой страны,
Как какой-де страны, да ты какой Орды?»
Говорит на то Илья да таковы слова:
«Я ведь еду из города из Мурова,
205 От того еду села да Карачэгова,
Как меня именом зовут Илья да сын Иванович,
Уж я ехал дорожкой прямоежжоей,
По котора-то дорожка заросла давно.
Как по ей ле ведь тридцеть лет нехто не хаживал,
210 И по ей-то ище нехто не ежживал,
Кабы белой-от ведь заюшко не проскакивал,
Кабы серой горносталь да не пролетывал.
Я проехал все ведь за́ставы великия,
Я привёз-де сюда да Соловья Будемировы».
215 Кабы все-то народ да приудрогнули,
Кабы все-то народ да испужалисе.
Как походят они да вон на улецу
Как смотреть Соловья да Будемировица,
Выходили они да вон на улецу,
220 Как говорят-то Соловью да таковы слова:
«Уж ты ой еси, Соловей да Будемирович!
Зареви-ко ведь ты да по-зверинному,
Засвисти-ко ведь ты да по-соловьинному!»
Отвечал Соловей да таковы слова:
225 «Я не вашо ведь ем, не вашо кушаю,
Я не вас-то сейчас да ведь я слушаю».
Говорили они Илью Ивановичу:
«Ты прикажи-ко и ему да зареветь сейчас,
Как пускай он заревёт да по-зверинному,
230 Как пускай засвистит по-соловинному!»
Приказал ему старой свистеть по-соловинному,
Как реветь-то ему да по-зверинному,
Да вот велел-то ему ревить в полу́свиста.
Заревел тогда Соловей да во полу́свиста —
235 Кабы царя-та князя гриння с рёву зашаталасе,
Как столы-ти ведь все да завальлялисе,
Кабы пищы-те все да прирассыпались,
Как дороги-ти вина все розьливалисе.
Кабы все-то старо́го приухвалили,
240 Кабы все-то старо́го ведь проздравили,
Кабы все-то старо́го на пир приняли,
Кабы все-то ле им стали́ довольныя.
Кабы солнышко батюшко Владимер-князь
Подарил-де старому как подарочки,
245 Одарил-де старого Илью Муромца,
Кабы все-то старо́го на пир приняли,
Кабы все-то старым были довольныя,
Кабы старо́му приказали Соловья убить,
Кабы не было ёго чтобы на всём свети.
250 Кабы тем-то старина́ да ета кончилась.

http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bl1/bl1-327-.htm

В первоначальной записи, сделанной без припоминания, былина оканчивалась стихами:

Одарил-де старого Илью Муромца,
Кабы принял его да на почесен пир,
Кабы всё-то на етом дело кончилось.

В стихе 192 слово «полну» звучит: «поўну».
 
дядя_МишаДата: Вторник, 11.12.2012, 17:21 | Сообщение # 34
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


ЕРЕМЕЙ ПРОВОВИЧ ЧУПРОВ

Едва ли не самый выдающийся мастер-былинщик всего района средней Печоры, известный в литературе еще по записям 1929 г. (Астахова, 1938, стр. 366—374). Исключительно одаренный певец, исполняющий свой небольшой былинный репертуар с необычайно тонкой артистичностью и огромным эмоциональным подъемом. По сравнению с записями 1929 г. репертуар Е. П. Чупрова не расширился, но и не стал хуже: обе былины, спетые в 1929 г., были им повторены в 1955 г. почти дословно. Пел Е. П. Чупров очень охотно, с громадным увлечением, видимо, не обращая никакого внимания на то, что при этом шла запись на магнитофон и что изба была полна народу, который, затаив дыхание, слушал сказителя.

Кроме былин, знает много песен и охотно поет их. Он остался единственным певцом в прежде большой семье: старшие братья, Яков и Климентий, с которыми он раньше пел (Астахова, 1938, стр. 366), очень стары и дряхлы, сын Ларион Еремеевич живет в Карелии, служит на военной службе и, по словам отца, продолжает петь былины в кругу семьи. В Абрамовской с Е. П. Чупровым поют его двоюродные братья Малафей Иванович и Семен Иванович Чупровы.

Внешность Е. П. Чупрова (см. статью, стр. 23) производит большое впечатление, напоминая образы могучих вольных древних новгородцев. Весь облик Е. П. Чупрова в сочетании с его творческой манерой певца совершенно незабываем и неповторим.

http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bzb/bzb-1641.htm

Незабываемое впечатление снова, как и в 1929 г., оставила встреча с Еремеем Чупровым из деревни Абрамовской на Пижме.

Творческая биография Е. П. Чупрова изложена в собрании «Былины Севера».21 В 1955 г., в 67 лет,22 это был высокий черноволосый человек, не имевший в своем несколько суровом, строгом облике ничего стариковского. Рост, горделивая осанка, шапка густых темных волос, стриженных «под горшок», нож за поясом, бахилы выше колен — все это создавало впечатление полуэпического героя. К тому же Е. П. Чупров, колхозный конюх, очень картинно держался на коне.

Как и от большинства других сказителей, запись от Чупрова производилась в его собственной избе на магнитофон. Было уже поздно, темнело. Маленькая керосиновая лампочка на столе едва освещала магнитофон и бумагу; слушатели теснились по углам; только фигура певца выступала на первый план, слабо освещенная «коптилкой».

Опершись локтем о стол, слегка наклонившись вперед, Еремей Провович пел охотно, уверенно, быстро, увлекаясь с каждой минутой все больше и больше. Чуть глуховатый голос звучал чем дальше, тем громче и стремительнее, усиливая с каждым стихом эмоциональное напряжение. По-видимому, певец совершенно не думал ни о слушателях, ни о магнитофоне, ни о том, что параллельно с «машиной» каждое его слово записывается еще и на бумагу. Он до такой степени был погружен в исполняемую «старину», так был сам захвачен своим искусством, что не видел и не слышал ничего вокруг. Записывать его было необычайно трудно, так как очень быстрый темп исполнения и, главное, — огромное эмоциональное впечатление от всего облика певца мешали сосредоточиться на процессе записи.

Е. П. Чупров спел те же былины, которые пел и в 1929 г. — «Илью и Сокольника» и «Про Бутмана». Тексты он повторял почти дословно через 30 лет, что говорило о твердой и четкой кристаллизации их в его сознании. Ничего похожего на исполнение былин Е. П. Чупровым — по мастерству, темпераменту, творческой манере сказителя — не встретилось ни в одной среднепечорской деревне.

http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bzb/bzb-009-.htm?cmd=0&hash=$p23

(Астахова А. М., Бородина-Морозова Э. Г., Колпакова Н. П., Митропольская Н. К. Былинная традиция Печоры и Зимнего берега в последнее двадцатипятилетие // Былины Печоры и Зимнего Берега (Новые записи) / АН СССР; Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1961. — С. 9—43. — (Памятники рус. фольклора). )

Фото с сайта: http://uspeh-i-udacha.ru/
Прикрепления: 9514989.jpg(167Kb)
 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Былины Печоры (2001) (Из собрания фонограммархива ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН)
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Меню сайта

Календарь

Block content

Статистика

Поиск