Фольклорный ансамбль "Ромашинская слободка"

Четверг, 23.11.2017, 04:54

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Былины Русского Севера. Сказители Рябинины - Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: дядя_Миша, Музыковед 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Былины Русского Севера. Сказители Рябинины (Исторические записи 1894, 1921, 1926 гг.)
Былины Русского Севера. Сказители Рябинины
дядя_МишаДата: Суббота, 02.04.2011, 01:31 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline




Сказители Рябинины. Былины Русского севера.
Из собрания фонограмм-архива Пушкинского Дома
Исторические записи 1894, 1921, 1926 гг, выпуск 1985.
Мелодия М20-46391

Качество звука: MP3 @ 320 Кбит/с
Размер: 99.70 Мегабайт

1. Добрыня и Змей
2. Илья Муромец и Соловей-разбойник
3. Вольга и Микула
4. Михаил Скопин, князь Шуйский
5. Вольга и Микула
6. Добрыня и Алёша
7. Василий Окульевич
8. Дюк Степанович
9. Добрыня и Маринка
10. Вольга и Микула
11. Добрыня и Змей
12. Королевичи из Крякова

Скачать - 320 Кбит/с - 100 Мб

Скачать - 160 Кбит/с - 55 Мб + сканы с текстами

...или отсюда:
http://www.mediafire.com/?l22dt2mmf42fc3b

Источник: http://folklorum.narod.ru/
Источник: http://zhuzhulingo.blogspot.com/2011/06/blog-post_18.html
Прикрепления: 7952009.jpg(67Kb) · 8186926.jpg(60Kb)
 
дядя_МишаДата: Суббота, 02.04.2011, 01:34 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline

РЯБИНИН ТРОФИМ ГРИГОРЬЕВИЧ (1791—1885), НАРОДНЫЙ СКАЗИТЕЛЬ.
РЯБИНИН Трофим Григорьевич (1791—1885), народный сказитель. Родился в д. Гарницы Петрозаводского у. Олонецкой губ. Как сказитель следовал традициям героической трактовки образов и сюжетов. П. Н. Рыбников записал от Рябинина в 1860 — 23 былины, А. Ф. Гильфердинг в 1871 — 18 былин. И среди них подлинные народные эпические поэмы, ставшие былинной классикой, вошедшие во все хрестоматии, — «Илья Муромец и Калин-царь», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец в ссоре с князем Владимиром», «Вольга и Микула».
Большое значение в истории русской культуры имел приезд сказителя в Петербург в нояб.—дек. 1871 и его публичные выступления перед фольклористами, историками, писателями, музыкантами. Среди последних был Н. А. Римский-Корсаков, сделавший нотные записи двух былин: «Вольга и Микула» и «Добрыня и Василий Казимирович». Тогда же онежского сказителя слышал М. П. Мусоргский, использовавший рябининские речитативы в опере «Садко». Композитор писал об этом: «Что выделяет моего “Садка” из ряда всех опер, а может быть, не только моих, но и опер вообще, — это былинный речитатив… Речитатив этот не разговорный язык, а как бы условно уставной былинный сказ или распев, первообраз которого можно найти в декламации рябининских былин. Проходя красной нитью через всю оперу, речитатив этот сообщает всему произведению тот национальный, былевой характер, который может быть оценен вполне только русским человеком». В опере «Борис Годунов» М. П. Мусоргский тоже использовал рябининский былинный распев. «Вот вы, например, не знаете, — писал об этих выступлениях В. В. Стасов Л. Толстому, — какую пользу принес у нас тут Рябинин. Его главные мотивы не только что записаны и напечатаны, но еще Мусоргский употребил один великолепный — вот уж подлинно архивеликолепный — мотив его в своего “Бориса Годунова”». К этому же времени относится известный гравированный портрет Рябинина.
Пройдет 2 десятилетия, и выдающиеся русские композиторы вновь встретятся с Рябининым, но уже не с Трофимом Григорьевичем, а с одним из четырех его сыновей, Иваном, о котором еще Рыбников сообщал в «Заметках собирателя»: «Из детей его лучше всех выучился у него петь младший сын Иван». В 1860, при встрече с П. Н. Рыбниковым в Кижах, Ивану было 23 года, а в Петербурге в 1892—94 он выступал уже шестидесятилетним. В эти годы его слышал и записывал Н. А. Римский-Корсаков, а А. С. Аренский создал одно из самых известных произведений русских композиторов на мотивы фольклора «Фантазии на темы Рябинина для фортепьяно с оркестром». 18 янв. 1893 состоялось выступление И. Т. Рябинина в Литературном обществе. Былины и духовные стихи онежского сказителя слушали писатели и деятели культуры, среди которых были А. П. Чехов, Д. С. Мережковский, Д. В. Григорович, Т. И. Филиппов, бывший не только крупным чиновником (государственным контролером), но и собирателем, исполнителем народных песен, изданных в 1883 в гармонизации Н. А. Римского-Корсакова. Присутствовавший на встрече И. Е. Репин сделал карандашные зарисовки. Описание этого вечера сохранилось в «Заметках» выдающегося публициста М. О. Меньшикова.

Прикрепления: 2208715.jpg(64Kb)
 
дядя_МишаДата: Суббота, 02.04.2011, 01:34 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
В 1894 голос И. Т. Рябинина был записан на фонограф. Эта запись сохранилась. А в 1985 вышла уникальная пластинка «Былины Русского Севера. Сказители Рябинины», в которой представлены записи трех поколений династии сказителей Рябининых: И. Т. Рябинина (1833—1910), И. Г. Рябинина-Андреева (1873—1926) и П. И. Рябинина-Андреева (1905—53). И. Т. Рябинину суждено было первому из сказителей записаться на фонограф. В 1902 он совершил 3-месячную зарубежную гастрольную поездку в Болгарию, Сербию, Австро-Венгрию, Чехию, Польшу. Его выступления в славянских странах имели общегосударственное значение. Они начались 24 мая 1902 в Мраморном зале Зимнего дворца в присутствии императорской фамилии. Сказитель был награжден имп. Николаем II Золотой медалью. После чего последовала целая серия выступлений в Филипполе (нынешнем Пловдиве) и Софии (только в клубе газеты «Вечерна пошта» присутствовало ок. 700 чел.). В мае он выступал в Сербии — в переполненном зале Королевского театра, в Белградском университете, а 10 мая в Малом Королевском дворце, где русского сказителя принимал король Александр, вручивший ему медаль «За заслуги кральевом дому». В к. мая он выступал в университете и в зале Русского собрания Варшавы. И тоже — при переполненных залах.
Последний из династии сказителей Рябининых П. И. Рябинин-Андреев умер в Петрозаводске в 1953. Он был достойным продолжателем рябининских традиций, но одним из первых стал создавать т. н. новины — о революции, о гражданской войне, о Ленине, о Сталине. «Некоторые из его былин, — замечает об этих “новинах” исследователь фольклора К. В. Чистов, — даже подхватывались и исполнялись другими сказителями, однако будущего эти былины не имели. В устную традицию они не вошли, не “фольклоризировались”, как говорят фольклористы. Как литературные произведения они тоже не приобрели популярности и довольно скоро оказались забытыми. Старая, испытанная веками форма не выдержала столь резкого изменения содержания».

Лит: Чистов К. В. Русские сказители Карелии. Очерки и воспоминания. Петрозаводск, 1980.

 
дядя_МишаДата: Вторник, 07.02.2012, 02:22 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Заповедным краем русского былинного эпоса назвали Обонежье, входящее ныне в состав Карельской АССР. Открытие этой самобытной и исключительно яркой культуры былинного сказительства в середине прошлого века П. Н. Рыбниковым и А.Ф Гильфердингом затмило славу удивительного собрания Кирши Данилова, всколыхнувшего ученый мир в начале XIX века свидетельством былой славы эпического творчества русского народа.

Можно представить себе изумление современников, когда, казавшийся давно исчезнувшим, русский былинный эпос внезапно предстал в невиданной полноте в лице самых выдающихся сказителей Олонецкого края — Трофима Рябинина, Василия Щеголёнка, Ивана Касьянова и других, зазвучал в полную силу в обеих столицах России в живом исполнении; когда издания текстов былин открыли перед соотечественниками неисчерпаемый родник неписаной истории русского народа. А записанные М.П. Мусоргским от Рябинина и Щеголёнка напевы насытили русскую музыкальную классику величием народной «богатырской» интонации.

Династия олонецких сказителей Рябининых—Рябининых-Андреевых — одна из немногих, которая попала в поле зрения русских ученых с середины прошлого века и пристально наблюдалась на протяжении четырех поколений. Перед наукой воочию открылся семейно-артельный характер передачи высокого мастерства напевного сказывания. Лишь младшему из сыновей Трофима Григорьевича Рябинина было дано принять эстафету отца, лишь пасынок Ивана Трофимовича стал продолжателем традиции, а из многодетной семьи Ивана Герасимовича Рябинина-Андреева один только средний сын, Петр Иванович, стал признанным мастером. Остальные ветви родословной достойных сказителей не дали. Вместе с тем, стало очевидным, что память поколений была разветвленной и охватывала не только семейный, но и весь местный сказитальский репертуар. Внук и правнук наследовали искусство не только отца и деда, но развивали и обогащали его, слушая лучших сказителей своего края — старших и младших современников. Обогащение это касалось, главным образом, сюжетов и сюжетных разработок. Напевный язык, система интонирования текстов оставались самыми консервативными злемеитами традиции, в наибольшей степени отражая именно родовую преемственность. Воспринятый сказителем напев оставался прикрепленным к ограниченному кругу заимствованных вместе с ним сюжетов. Круг этот, при передаче из поколения в поколение, сужался, характерные особенности напева нивелировались, в то время как основные эпические напевы рода продолжали оставаться неизменными и наиболее употребительными.

Облик первого представителя династии, Трофима Григорьевича Рябинина (1791 —1885), крестьянина старообрядца строгих правил, типичен для северорусского сказителя, непременного и уважаемого члена промысловых рыболовецких артелей. Рано осиротевший, Трофим зарабатывал поденно, будучи в работниках у своего дяди, Игнатия Андреева, «первого сказителя во всем Онежском крае», слушал знаменитых мастеров Кижской и Сенногубской волостей конца XVIII — начала XIX века Илью Елустафьева, Василия Сарафанова, Ивана Завьялова, Ивана Кокойкина, которых почитал своими учителями. К 1860-м годам Трофим Григорьевич уже в летах, в достатке и славе. Владея 26 сюжетами былин из 30, зафиксированных в Обонежье, он был «самым выдающимся сказителем 60—80-х годов XIX века, классиком былинного сказительства».

Сказитель не дожил до изобретения фонографа (1887 г.), поэтому звучание его голоса можно представить только по описаниям и сравнивая эти описания с фонограммами 1894—1940-х годов, сделанными от его сына, внука и правнука, которые ревностно сохраняли исполнительский стиль рябинииской школы.

Былины русского Севера. Сказатели Рябинины (исторические записи 1894, 1921, 1926гг.)

Творчество и огромный репертуар Ивана Трофимовича Рябинина (1833—1910-е гг.) не были изучены так подробно и глубоко, как творчество его отца. От И.Т. Рябинина зафиксировано лишь 15 сюжетов былин. Сказитель, благодаря многократным и изнурительным вызовам и гастролям, был широко прославлен во многих городах России, начиная с 1892 года, и за рубежом (Болгария, Сербия, Австро-Венгриа, Чехия), «устал от славы» и, вернувшись в родную деревню Гарницы, замкнулся в семье и крестьянских заботах.
 
дядя_МишаДата: Вторник, 07.02.2012, 02:22 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Существуют сведения о том, что первые записи сказителя были выполнены в 1892 году в Петербурге Компанией фонографов Эдиссона для Чикагской Всемирной выставки. Их местонахождение неизвестно. Единственные дошедшие до настоящего времени записи И. Т. Рябинина относятся к 1894 году. Во время выступлений в Москве Иван Трофимович был приглашен в салон Ю.И. Блока, коммерсанта и просвещенного человека, члена Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете, где напел на фонограф отрывки трех былин, исторической баллады и духовного стиха. На грампластинке представлены все имеющиеся звукозаписи былин в исполнении И.Т. Рябинина:

«Добрыия и Змей» (ФВ 5968),
«Илья Муромец и Соловей-разбойник» (ФВ 5966),
«Вольга и Микула» (ФВ 5965).
«Михаил Скопин, князь Шуйский» (ФВ 5967).

Краткость этих фрагментов обусловлена техникой записи того времени на восковые валики, позволявшей фиксировать лишь несколько минут звучания.

Былины русского Севера. Сказатели Рябинины (исторические записи 1894, 1921, 1926гг.)

Пасынок Ивана Трофимовича и преемник его сказительского мастерства Иван Герасимович Рябинин-Андреев (1873—1976) в трудные годы вынужден был искать заработка вблизи Петрограда, в течение 10 лет был рабочим Ижорского завода, участвовал в первой мировой войне и вернулся в Гарницы к крестьянскому и рыболовному промыслу. Лишь в 1921 году он был вызван в Петроград для выступления и записи былин. Все 16 текстов его былин записал известный театровед В. Н. Всеволодский-Геригросс, на квартире которого сказитель жил около месяца. Тогда же ученым лингвистом С.И. Берштейном была произведена запись на фонограф 14 фрагментов былин, из которых отобраны наиболее сохранившиеся.

«Вольга и Микула» (ФВ 709 01).
«Добрыня и Алеша» (ФВ 710. 01),
«Василий Окульевич» (ФВ /08),
«Дюк Степанович» (ФВ 710. 02),
«Добрыня и Маринка» (ФВ /10. 04).

Экспедиция 1926 года, организованная Институтом истории искусств для продолжения работы со сказителем, уже не застала Ивана Герасимовича в живых. Однако искусство рябининской школы не угасло — достойным наследником традиции оказался средний сын сказителя, Петр Иванович.

Былины русского Севера. Сказатели Рябинины (исторические записи 1894, 1921, 1926гг.)

Творчество Петра Ивановича Рябинина-Андреева (1905—1953) находилось в центре внимания советских ученых. Молодой сказитель был удостоен звания «Народный сказитель», ордена «Знак Почета», был принят в члены Союза писателей СССР. Он много гастролировал вместе с другими сказителями по стране, исполняя не только произведения традиционного эпоса, но также и собственные сочинения. Сохранилось множество звукозаписей былин в его исполнении, из которых наибольший интерес представляют записи С. И. Берштейна, выполненные в условиях экспедиции 1926 года. Звукозаписи былин «Вольга и Микула» (ФВ 713), «Добрыня и Змей» (ФВ 714) в исполнении П. И. Рябинина-Андреева позволяют сравнить их с записями старшего поколения Рябининых. Составителями сделана попытка монтажа фрагментов былины «Королевичи из Кракова», записанных на разных валиках (ФВ 712, 714, 722. 02, 723, 724), с целью дать наиболее полное представление о традиционном эпическом исполнительстве.

Видный советский исследователь русского эпоса А. М. Астахова оценивает роль последнего из династии сказителей Рябининых как хранителя традиции своих предков следующим образом: «В области старинного эпоса Петр Иванович Рябинин-Андреев принадлежит к той категории сказителей, которые усваивают почти точно не только общую композиционную структуру былины, но дословно или почти дословно передают всю словесную форму. В дальнейшем, при исполнении, они варьируют лишь самые незначительные детали, перестанавливая изредка отдельные стихи или эпизоды, несколько меняя фразировку. К такому типу сказителей принадлежали отец и дед Петра Ивановича, вот почему некоторые его былины очень близко совпадают еще с текстами прадеда — Трофима Григорьевича».
 
дядя_МишаДата: Вторник, 07.02.2012, 02:22 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Как правило, напевы былин не закреплены за сюжетами. Собственно рябининскими можно считать два напева. Один из них закреплен только за сюжетом «Вольга и Микула», на другой, более распевный, исполняли все остальные былины. В репертуаре Рябининых-Андреевых установилась связь с суриковско-щеголенковской школой в перенятой ими былине «Соломон-царь и Василий Окульевич» с напевом, близким «второму колену» основного рябининского напева и органично вошедшим в творческое сознание сказителей.

Обычно напевный стиль обонежских сказителей противопоставляют остальным северорусским стилям, в которых распространены ансамблевые формы. Исследователи подчеркивают импровизационный характер обонежского эпоса, при котором любые формы ансамблевого исполнения невозможны. Свободная речитация допускает здесь изменчивость структуры стиха, выделяя неодинаковые по обьему смысловые периоды текста — тирады. Мелодические тирады онежских сказителей, выразительно оттеняющие поэтические тирады, складываются из различных по интонации музыкальных фраз. В однофразовых напевах тирады образуются за счет исполнительской динамики.

Русские тирадные напевы на Севере распространены на обширной территории от Обонежья и Белозерья до Печоры, а также отмечены и в других районах России. Однако эпический стиль тирадного интонирования встречается у разных народов и особенно ярко выражен в формах с инструментальным сопровождением сказителей — у южных славян («юнацкие» импровизации), румын (дойны), украинцев (думы) и других.

Звукозаписи сказителей династии Рабининых — Рябининых-Андреевых, хранящиеся в фондах Фонограммархива Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР, публикуются впервые. Для свободного вхождения их в научный обиход в аннотации приводятся шифры хранения фонограмм. В прилагаемых расшифровках даются не полные тексты былин, а лишь фрагменты, запечатленные на фонограммах. В ряде случаев тирадная структура текстов реконструирована.

Несовершенство звучания фонограмм обусловлено особенностями техники акустической записи на восковые валики, подверженные пагубному воздействию времени. Перепись и последующее реставрация звукозаписей выполнена инженерами Лаборатории звукозаписи Фонограммархива.

В.В. Коргузалов

Оцифровка текста: http://www.perunica.ru/miusik....gg.html
 
дядя_МишаДата: Вторник, 07.02.2012, 02:23 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Сторона 1

записи 1894 год

1. Иван Трофимович Рябинин - Добрыня и Змей (3:27)
2. Иван Трофимович Рябинин - Илья-Муромец и Соловей-разбойник (2:16)
3. Иван Трофимович Рябинин - Вольга и Микула (3:14)
4. Иван Трофимович Рябинин - Михаил Скопин, князь Шуйский (историческая песня) (3:16)

записи 1921 год

5. Иван Герасимович Рябинин-Андреев - Вольга и Микула (1:43)
6. Иван Герасимович Рябинин-Андреев - Добрыня и Алёша (1:08)
7. Иван Герасимович Рябинин-Андреев - Василий Окульевич (3:49)
8. Иван Герасимович Рябинин-Андреев - Дюк Степанович (1:01)
9. Иван Герасимович Рябинин-Андреев - Добрыня и Маринка (0:46)

Сторона 2

записи 1926 год

10. Пётр Иванович Рябинин-Андреев - Вольга и Микула (3:45)
11. Пётр Иванович Рябинин-Андреев - Добрыня и Змей (4:16)
12. Пётр Иванович Рябинин-Андреев - Королевичи из Крякова (16:55)
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 02.04.2012, 23:26 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
1. Добрыня и Змей

Воспородила Добрыню родна матушка,
Ды й возростила й до полново до возрасту.
И молодой Добрынюшка Микитинецъ
Былъ удаленькой дуроднiй добрый молодецъ;
То онъ ъздил въ поле за охотою,
Онъ стрълялъ тамъ въ поли гусей-лебедей,
Й стрълялъ сърыхъ перелетныяхъ утёнышковъ,
Й онъ проъздил-то въ раздольици въ чистом поли,
И во чистомъ поли ды на добромъ кони,
А й ще цълый день съ утра й до вечира.
Тутъ проъздилъ жа й Добрынюшка по другой разъ, -
Говоритъ-то молодцу да родна матушка:
Ай-же свътъ мое да й чадо милоё,
Молодой Добрынюшка Микитинецъ!
Й ты хошь ъздишь въ поли за охотою,
Ты стръляешь въ поли гусей-лебедей,
Ящё сърыхъ перелетныяхъ утёнышковъ,
И молодой Добрынюшка Микитинецъ!
Ты ни ъзди-тко й во дальне во чисто поле
Й ты й на славныи на горы Сорочиньскiя,
А ко тымъ норамъ да й ко змъиныямъ,
И не топчи-тко ты, й молоденькой Добрынюшка,
А у тыхъ у норъ да у змъиныяхъ
Ящё этых лютыхъ малыяхъ змъёнышовъ,
И ты ищё жа, й молодой Добрынюшка,
Не ходи-тко ко норамъ да й ко змъиныямъ,
Не пускай-ко оттуль полоновъ росейскiихъ.
И ящё же, молодой Добрынюшка,
И не ъзди-тко ко славноей ко быстроей,

И ко славноей ко быстроей въ Пучай-ръки!
И не куплись ты, Добрынюшка, въ Пучай-ръки!
А Пучай - ръка очень свириная:
Перва струечка идётъ - такъ той быстрымъ-быстра,
А друга струечка идётъ такъ быстръй этово,
А третья струечка идётъ быдто й огнём съкётъ.
А що наги добри молодци не куплются,
А во тою ли во славноей Пучай-ръкъ,
Стольки куплются дородни добри молодци
Въ одныхъ тонкiихъ полотняныхъ рубашечкахъ. -
И молодой Добрынюшка Микитинецъ
Роднэй матушки да й онъ не слухался,
Й онъ ставалъ поутрушку ранёшенько,
Й онъ одълся во одёжицю снарядную,
И выходилъ молодецъ на широкъ на дворъ,
Заходилъ въ конюшенку стоялую,
Онъ берёт коня да й богатырського,
За тые онъ повода шелковыи.
Онъ всъдлалъ коня да й богатырського,
Й выязжа'лъ й онъ въ поле за охотою.
Й ящё ъздилъ онъ въ раздольици въ чистомъ поли,
И ва чистомъ поли и на добромъ кони,
Й ящё чълый день съ утра й да вечера.
И похотълоси й молодому Добрынюшки
И съъздить въ далече-въ-далече во чисто полё,
А во славное въ раздольицё широкое,
Й то на славные на горы Сорочиньскiя.
И тутъ поъхалъ молодой Добрынюшка
Й онъ по славному раздольицу й чисту полю
Й на своёмъ добромъ кони да й богатырськоемъ.
А щё й день за день и быдто й дождь дожжитъ,
Й та недълька за недъльку што ръка бъжитъ,
Й прiъзжаетъ онъ въ далече во чисто полё,
Й онъ на славныи на горы Сорочиньскiи,
И ко тымъ норамъ да ко змъиныимъ.
И у тыхъ у норъ да у змъиныихъ,
Насмотрълъ же молодой Добрынюшка
И много множество да малыихъ змъенышовъ,
И весьма же ёнъ на нихъ да й распрогнъвался:
Онъ берётъ-то въ руки плёточку шелковую,
А й щё билъ коня да й богатырського,
А й щё первый разъ ёнъ билъ между - уши,
А потомъ ёнъ между ноги между заднiи,
Й онъ давалъ удары всё й тяжолыя.
И пошолъ его конь богатырськiи помахивать,
Й онъ по славному раздольицю чисту полю,
Й онъ отъ ногъ змъёнышевъ отряхивалъ.
И потопталъ молодыи Добрынюшка
Много множество ёнъ малыихъ змъёнышевъ
И на тыхъ горахъ на Сорочиньскiихъ.
Й похотълоси й молодому Добрынюшки
И поъхати ко городу ко Кiеву,
Й онъ спускался и съ тыехъ съ горъ Сорочиньскiихъ
На своёмъ добромъ кони да й богатырьськоемъ.
Й онъ тутъ по раздольицю чисту полю
Й ъхалъ многъ поры й онъ много времени.
Й похотълося й молодому Добрынюшки
А й заъхати ко славноей ко быстроей,
А й ко славноей ко быстроей къ Пучай - ръки.
И подъяжжалъ Добрынюшка къ Пучай - ръки,
Й становилъ коня да й богатырьського.
А и сходилъ онъ молодецъ и со добра коня,
И скидавалъ свою одёжицю опальнюю,
А потомъ одёжицю снарядную,
Й онъ манишецки - рубашецки шелковыи,
Й скидавался молодец онъ до - нага.
А й во тую ли пору во тое времяцко
А на тою ли на славноей Пучай - ръки
Й тутъ случились тамъ быть красны й дъвушки,
И бъломойници и портомойници,
Й яны мыли бъльице ты бълыи,
И говорятъ молодцу таковы слова:
Ты й удаленькой дороднiй добрый молодецъ,
А во нашеей во славноей въ Пучай - ръкъ
Наги добры молодци не куплются,
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 02.04.2012, 23:27 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Стольки куплютця дородни добри молодци
И въ одныхъ тонкiихъ полотняныхъ рубашечкахъ. -
Й говорилъ Добрынюшка Микитинецъ:
А й же дъвушки да ай вы красныи,
А щё знайте-тко вы самы про собя,
И ничаво вы больше, дъвушки, не въдайтя! -
Й онъ пошолъ Добрынюшка въ Пучай - ръку:
Й за перву струечку зашолъ, такъ той быстрымъ-быстра.
И въ другу струечку зашолъ, то быстръй этово.
А въ третью струечку зашолъ, быдто й огнём съкетъ
Й молодой Добрынюшка Микитинецъ
Плавать мастеръ былъ ёнъ по быстрымъ ръкамъ:
Нырнулъ онъ отъ бережка ко другому,
Еще черезъ всю онъ славную Пучай - ръку,
И пронырнулъ жа Добрынюшка по другой разъ

И пронырнулъ жа Добрынюшка по три раза
А щё черезъ славную Пучай - ръку.
А съ-подъ той съ-подъ западной сторонушки
А не шумъ шумитъ и не дождь дожжитъ,
И великiй гремъ идётъ.

Й налятала тутъ Змъинищо-Горынищо
О трёхъ главахъ да й о двънадцать хоботахъ,
И надлетла надъ молодого й Добрынюшку,
И взлепетала та языкомъ человъческимъ:
А теперь Добрынюшка й въ моихъ рукахъ,

И во моихъ рукахъ да й во моёй воли:
А и щё хочу, то я и сдълаю:
Либо хочь Добрынюшку й огнёмъ пожгу,
Либо хочь Добрынюшку й въ полонъ возьму,
Й либо хошь Добрынюшку й въ собя пожру.
И закручинился Добрыня й запечалился
И воспомнилъ свою родную тутъ матушку:
Й не велъла мнъ да й родна матушка
Й ъздить въ далече-въ-далече во чисто поле,
И во славное въ раздольицё широкое,

А на славныи на горы Сорочиньскiи,
И ко тымъ ко норамъ ко змъиныимъ;
Й не велъла мнъ да й родна матушка
Й топтать лютыхъ малыихъ змъёнышевъ,
И не велъла мнъ родная матушка
Да ходить по норамъ по змъиныимъ
И выпускать оттуль да полоновъ расейскiихъ,
А й со тыхъ со норъ да со змъиныихъ;
И не велъла мнъ родная матушка
А купатися во славноей во быстроей,
А во славноей во быстроей въ Пучай-ръки.
Й родной матушки я, молодецъ, неслушался!
Й онъ какъ нырнулъ тутъ отъ бережка ко другому,
Да й пронырнулъ жа Добрынюшка по другой разъ,
И пронырнулъ жа Добрынюшка й по три раза,
А щё видитъ - есть дъло не малое,
А щё этая Змъинищо - Горынищо,
А щё жгётъ ево да й тъло бълое,
Тъло бъло жгётъ да й безутышною.
Й онъ повыскочилъ Добрыня на крутъ на берегъ,

Й ничего въ бълыхъ рукахъ да не случилося,
И насмотрълъ на крутоемъ на береги -
Да ляжитъ колпачикъ земли гречецькой.
Й онъ схватилъ въ руки колпакъ, такъ онъ въдь малъ попалъ,
Такъ онъ въдъ малъ попалъ - ровно три-пуда.

Й онъ ударилъ тутъ Змъинища-Горынища
И со всею й силы богатырьськоей,
Й онъ по тымъ по хоботамъ змъиныимъ,
И онъ сбилъ змъю да й на сыру землю,
И на сыру землю и во ковыль-траву.

Очень смълой былъ да й обворотистай!
И поскорёшенько вскочилъ ёй на бълы - груди
И хотитъ срубить ёй головы змъиныя
И тутъ Змъинища - Горынища взмалиласи:
Молодой Добрынюшка Микитинецъ,

Й ты удаленькой дороднiй добрый молодецъ!
Не руби то ты моихъ головъ змъиныихъ,
Й ты спусти-тко полятать да по бълу-свъту,
И по бълу-свъту и по святой Руси!
Й мы напишемъ-ка, Добрыня, съ тобой записи,

А не малыя-то записи - великiя:
И не съъзжаться, не слетаться во чистомъ поли
И не дълать драки бою, кроволитiя,
И кроволитiя да й промежду собой,
Да промежду собой да й въки по- въкамъ!
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 02.04.2012, 23:27 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Й молодо'й Добрынюшка Микитинецъ
Поскорешенько соскочить съ грудей бълыихъ,
Й написали они записи не малыя,
А не малы записи - великiи:
И не съъзжаться, не слетаться во чистомъ поли,

А не дълать драки-бою, кроволитiя,
И кроволитiя да промежду собой,
Промежду собой и въки по-въкамъ.
Й молодой Добрынюшка Микитинецъ
Поскорешенько бъжалъ да й онъ къ добру коню,
Й одъвалъ свою одёжичю снарядную,
Да й рубашечки - манишечки шоуковые,
И одё'жицю одълъ свою опальную,
И тутъ садится молодецъ да на добра коня,
Да й хотить поъхать во чисто полё.

А и этае Змъинище - Горынище
Поднимается на хоботы змъиныи,
И полетъла тутъ змъя да зпокрякала:
А и какъ же сыто я севодня пообъдала!
И полетъла жа змъя да по чисту-полю,

А щё прямо черезъ славнiй стольнiй Кiёвъ-градъ,
И припадала жа змъя да ко сырой землъ,
Унясла у князя у Владымiра
А й яво-то плънничку любимую,
А прекрасную Забаву дочь Путятичну,

А на тыи ли на горы Сорочиньскiи,
И во тыи ли во норы во змъиныи,
А и молодой Добрынюшка Микитинецъ
Онъ поъхалъ же раздольицомъ чистымъ-полёмъ
Й онъ поъхалъ въ славный стольный Кiёвъ-градъ,

А прiъзжалъ во славный стольный Кiёвъ-градъ,
И на свой на славный на широкъ на дворъ,
И повыскочилъ Добрынюшка съ добра коня,
И принакинулъ ему поводы шолковыи,
А самъ скоро шолъ въ палаты бълокаменны,

И подбъгалъ яво да паробокъ любимыя,
И онъ беретъ коня да й богатырьського
За тыя за поводы шолковыи,
Йонъ ведётъ коня къ конюшенкъ стоялыей,
Й онъ разсъдлывалъ коня да й раскольчюживалъ.
Й молодой Добрынюшка Микитинецъ
Приходилъ въ палаты бълокаменны,
Й во свои же онъ во горенки столовыя,
И становился къ столикамъ дубовыямъ,
Й скидавалъ съ собя одёжицю опальнюю,

Самъ садился ёнъ за столики дубовыи,
И за тыя за скамеечки окольныя,
И поъсъ ёнъ ъствушекъ сахарнiихъ,
Ёнъ попить тутъ питвицовъ медвяныихъ,
И ложился спать ёнъ проклажатися,

Спать ложился й на кроваточку тесовую,
И на тую на периночку пуховую,
И посли пути й посли дороженьки
И ничимъ онъ родной матушки ни хвастаетъ.
- И тымъ эта былинка, господа - обчество, покончилась.
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 02.04.2012, 23:28 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
2. Илья Муромец

Изъ того-ли города изъ Муромля,
Изъ того села да й Корочирова,
Изъ того съ подворья съ богатырьского
Выъзжалъ дуроднiй доброй молодецъ,
Ящё старыей козакъ да Илья й Муромецъ,
Илья Муромецъ да сынъ Ивановичъ.
Ёнъ заутренну, тую Христовськую,
Ёнъ зауренну служилъ во Муромли,
На объденку хотълъ поспъть да въ стольнiй Кiёвъ-градъ.
Какъ же путь ёво й дорожка призамъшкала(сь).
Ёнь повыъхалъ въ раздольицё, въ чисто поле
На своёмъ добромъ кони да й богатырськоемъ.
Подъъжжалъ ко городу къ Чернигову:
То й подъ славныимъ подъ градомъ подъ Черниговскимъ
Нагнано той силушки чернымъ-черно,
А чернымъ-черно, бытто й черна й ворона.
Ёнъ пошла Литва ещё въ Черниговъ-градъ.
Ащё старыей казакъ да Илья й Муромецъ
Просилъ собъ и Бога на помочь
И припускалъ коня богатырьсково -
На эту рать-силу великую;
Взялъ силушку конёмъ топтать
И копьёмъ колоть,
И повытопталъ всю рать-силу и повыкололъ,
И подъъзжалъ ко городу Чернигову и пр.
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 02.04.2012, 23:30 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
3, 5. Вольга и Микула Селянинович.

Жил Святослав девяносто лет,
Жил Святослав да переставился.
Оставалось от него чадо милое,
Молодой Вольга Святославгович.
Стал Вольга ростеть-матереть,
Похотелося Вольги да много мудростей:
Щукой-рыбою ходить Вольги во синих морях,
Птицей-соколом летать Вольги под оболоки,
Волком и рыскать во чистых полях.
Уходили-то вси рыбушки во глубоки моря,
Улетали вси птички за оболоки,
Убегали вси звери за темны леса.
Стал Вольга он растеть-матереть
И сберал соби дружинушку хоробрую,
Тридцать молодцев без единого,
Сам еще Вольга во тридцятыих.
Был у него родной дядюшка,
Славный князь Владымир стольно-киевской.
Жаловал его трима городама всё крестьянамы:
Первыим городом Гурчовцом,
Другим городом Ореховцем,
Третьим городом Крестьяновцем.
Молодой Вольга Святославгович,
Он поехал к городам и за получкою
Со своёй дружинушкой хороброю.
Выехал Вольга во чисто поле,
Ен услышал во чистом поли ратоя.
А орет в поли ратой, понукиваёт,
А у ратоя-то сошка поскрипываёт,
Да по камешкам омешики прочиркива-от.
Ехал Вольга он до ратоя,
День с утра ехал до вечера,
Да не мог ратоя в поле наехати.
А орет-то в поли ратой, понукиваёт,
А у ратоя сошка поскрипываёт,
Да по камешкам омешики прочиркивают.
Ехал Вольга еще другой день,
Другой день с утра до пабедья,
Со своей со дружинушкой хороброю.
Ен наехал в чистом поли ратоя,
А орет в поле ратой, понукиваёт,
С края в край бороздки пометываёт,
В край он уедет – другого невидать.
То коренья-каменья вывертываёт,
Да великия он каменья вся в борозду валит.
У ратоя кобылка соловенька,
Да у ратоя сошка кленовая,
Гужики у ратоя шелковые.
Говорил Вольга таковы слова:
Бог теби помочь, оратаюшко,
А орать, да пахать, да кресть'новати,
С края в край бороздки пометывати! –
Говорил оратай таковы слова:
Да поди-ко ты, Вольга Святославгович!
Мни-ка надобно божья помочь крестьяновать,
С края в край бороздки помётывать. -
А й далече ль, Вольга, едешь, куда путь держишь
Со своею со дружинушкой хороброю? –
Говорил Вольга таковы слова:
А еду к городам я за получкою,
К первому ко городу ко Гурьёвцу,
К другому-то городу к Ореховцу,
К третьему городу к Крестьяновцу. –
Говорил оратай таковы слова:
Ай же Вольга Святославгович!
Да недавно был я в городи, третьяго дни,
На своей кобылке соловою,
А привез оттуль соли я два меха,
Два меха-то соли привез по сороку пуд,
А живут мужики там розбойники,
Ёны просят грошёв подорожныих.
А я был с шалыгой подорожною,
А платил им гроши я подорожныи:
А кой стоя стоит, тот и сидя сидит,
А кой сидя сидит, тот и лежа лежит. –
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 02.04.2012, 23:30 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Говорил Вольга таковы слова:
Ай же оратай-оратаюшко!
Да поедем-ко со мною во товарищах,
Да ко тем к городам за получкою. –
Этот оратай-оратаюшко
Гужики с сошки он повыстенул
Да кобылку из сошки повывернул
А со тою он сошки со кленовенкой,
А й оставил он тут сошку кленовую,
Он садился на кобылку соловеньку;
Они сели на добрых коней, поехали
По славному раздольицу чисту полю,
Говорил оратай таковы слова:
Ай же Вольга Святославгович!
А оставил я сошку в бороздочки,
Да не гля-ради прохожаго-проезжего,
Ради мужика-деревенщины:
Они сошку с земельки повыдернут,
Из омешиков земельку повытряхнут,
Из сошки омешики повыколнут,
Мне нечем будет молодцу крестьяновати.
А пошли ты дружинушку хоробрую,
Чтобы сошку с земельки повыдернули,
Из омешиков земельку повытряхнули,
Бросили бы сошку за ракитов куст. –
Молодой Вольга Святославгович
Посылает тут два да три добрых молодца
Со своей с дружинушки с хороброей
Да ко этой ко сошке кленовенькой,
Чтобы сошку с земельки повыдернули,
Из омешиков земельку повытряхнули,
Бросили бы сошку за ракитов куст.
Едут туды два да три добрых молодца
Ко этой ко сошки кленовоей;
Они сошку за обжи кругом вертят,
А им сошки от земли поднять нельзя,
Да не могут они сошку с земельки повыдернути,
Из омешиков земельки повытряхнуть,
Бросити сошки за ракитов куст.
Молодой Вольга Святославгович
Посылает он целым десяточком
Он своей дружинушки хороброей
А ко этой ко сошке кленовоей.
Приехали оны целым десяточком
Ко этой славной ко сошке кленовенькой;
Оны сошку за обжи кружком вертят,
Сошки от земли поднять нельзя,
Не могут они сошки с земельки повыдернути,
Из омешиков земельки повытряхнути,
Бросить сошки за ракитов куст.
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 02.04.2012, 23:30 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Молодой Вольга Святославгович
Посылает всю дружинушку хоробрую,
То он тридцать молодцёв без единаго.
Этая дружинушка хоробрая,
Тридцать молодцов да без единаго.
А подъехали ко сошке кленовенькой,
Брали сошку за обжи, кружком вертят,
Сошки от земельки поднять нельзя,
Не могут они сошки с земельки повыдернути,
Из омешиков земельки повытряхнути,
Бросити сошки за ракитов куст.
Говорит оратай таковы слова:
Ай же Вольга Святославгович!
То не мудрая дружинушка хоробрая твоя,
А не могут оны сошки с земельки повыдернуть,
Из омешиков земельки повытряхнуть,
Бросити сошки за ракитов куст.
Не дружинушка тут есте хоробрая,
Столько одна есте хлебоясть. –
Этот оратай-оратаюшко
Он подъехал на кобылке соловенькой
А ко этоей ко сошке кленовенькой,
Брал эту сошку одной ручкой,
Сошку с земельки повыдернул,
Из омешиков земельку повытряхнул,
Бросил сошку за ракитов куст.
Оны сели на добрых коней, поехали
Да по славному раздолью чисту полю.
А у ратоя кобылка, она рысью идёт,
А Вольгин-тот конь да поскакиваёт;
А у ратоя кобылка грудью пошла,
Так Вольгин-тот конь оставается.
Стал Вольга покрыкивати,
Стал колпаком Вольга помахивати,
Говорил Вольга таковы слова:
Стой-ко, постой, да оратаюшко! –
Говорил Вольга таковы слова:
Ай же оратай-оратаюшко,
Эта кобылка конём бы была,
За эту кобылку пятьсот бы дали. –
Говорит оратай таковы слова:
Взял я кобылку жеребчиком,
Жеребчиком взял ю с-под матушки,
Заплатил я за кобылку пятьсот рублей:
Этая кобылка конём бы была,
Этой бы кобылки и сметы нет. –
Говорил Вольга таковы слова:
Ай же ты, оратай-оратаюшко!
Как-то тобя да именём зовут,
Как звеличают по отечеству? –
Говорил оратай таковы слова:
Ай же Вольга ты Святославгович!
Ржи напашу, в скирды складу,
В скирды складу да домой выволочу,
Домой выволочу, дома вымолочу.
Драни надеру да то я пива наварю,
Пива наварю, мужичков напою,
Станут мужички меня покликивати:
Ай ты молодой Микулушка Селянинович!

Текст записан А.Ф. Гильфердингом с голоса Т. Г. Рябинина в Кижах 7 июля 1871 года, а затем вторично проверен в Петербурге, куда сказитель приезжал для исполнения былин по приглашению Географического общества. Существует и нотная запись напева этой былины, сделанная тогда же, в 1871 году М.П. Мусоргским.

Источник трёх текстов: https://sites.google.com/site/russkieskazki/home
 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Былины Русского Севера. Сказители Рябинины (Исторические записи 1894, 1921, 1926 гг.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Меню сайта

Календарь

Block content

Статистика

Поиск