Фольклорный ансамбль "Ромашинская слободка"

Вторник, 12.12.2017, 21:13

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Январь » 15 » "Как я колядовал на Рождество"
17:54
"Как я колядовал на Рождество"

Наш корреспондент пошел колядовать с фольклористами из воскресной школы в деревне Ромашково, и узнал у них, как колядки помогают спасать Россию


В дверь ввалился цыган в меховой шапке и с золотой серьгой в ухе, за ним вбежала «коза». Цыган стал козу ремнем стегать, а коза – давай отплясывать. Дети, которые собрались в сельском клубе на приходскую елку, слегка оторопели и в нерешительности смотрели на мужчину с чулком на голове и с двумя тряпичными рогами, стучавшего сапогами по доскам. По сложившейся традиции после рождественской службы, для детей при храме устраивают елку. Это встречается во многих храмах. Но мало где после елки прихожане идут колядовать.

Цыган продает козу – не совсем обычный сценарий для детского праздника

Скоро цыган так загонял козу своим ремнем, что она повалилась на пол без чувств. «Умерла! – закричал цыган. – Есть в зале медик?» Врача не нашлось, и дети, осмелев, бросились лечить козу самостоятельно – пинать ногами. Когда это средство не помогло, козу решили отпеть. 


Игоря Лайкова, художественного руководителя фольклористов, сложно узнать из-за меховой бороды

«Видно было, как многие "очень православные” родители напряглись, когда зашла речь о покойнике», — смеется, закончив свое выступление цыган, он же руководитель фольклорного кружка «Ромашковская слободка» Игорь Лайков. Кружок вырос из воскресной школы при храме святителя Николая в селе Ромашково Московской области лет десять назад, через три года взрослые с детьми в первый раз пошли колядовать. Сегодня я решил к ним присоединиться, чтобы самому узнать – как веселились на святки наши прадеды.


Фольклористы из «Ромашковской слободки» после рождественского вертепа

– Что нас подвигло? Да ничего, взяли, попробовали, пошли и поколядовали, – рассказывает Игорь. – Детям так понравилось, да и нам самим понравилось, что принялись постоянно ходить. – А вам не было стыдно? – Конечно, поначалу чувствуешь себя как-то неловко. Но если пересмотреть свой подход, то колядование можно приравнять к проповеди Христа. Апостолы ходили, Евангелие проповедовали, они же не стеснялись? Будут ли их гнать и бить, или пустят в дом и примут как гостей – они шли и делали свое дело. Точно так же и колядовщики». 


После представления музыканты и певцы разговляются куриным супом и готовятся идти колядовать

Меховую шапку и усы из кожаной бахромы Игорь передает мне, чтобы как-то нейтрализовать мой выбивающийся из общего ряда «костюм партизана» – телогрейку и ушанку. Телогрейку подпоясывают кушаком, и можно идти колядовать по Ромашкову. «К бабе Клаве не забудьте зайти, она у сосны живет, – просит женщина в трапезной. – На сосне у нее белка живет, красивая такая». Когда в 1941 году храм Святителя Николая закрывали, Клавдии было 18 лет, и она уже здесь работала, стояла за ящиком. Нас семь человек – трое взрослых и трое детей, есть балалайка, гармонь, мешок и рождественская звезда на палке. 


Колядовщики сегодня стараются одеться либо «под старину», либо как на карнавал. Михаил Чилахсаев – фольклорист и многодетный отец. На Михаиле тулуп, опоясанный ремнем, каракулевая офицерская шапка и войлочные валенки. Костюм козы остался лежать в клубе. Помимо козы традиционными являются костюмы быка, цыгана, черта. Женщины наряжались мужчинами и наоборот. Люди старались оставаться неузнанными


Участникам «Ромашковской Слободки» не сложно подобрать себе костюм, потому что у коллектива есть собственный портной. Если портного нет, то сойдет и кушак поверх обычной куртки. Кушак можно сделать из платка или аррафатки. Могу также помочь яркие юбки и платки из бабушкиного сундука, разнообразные бусы и перстни


Идем сначала без песен, просто разговариваем между собой. Первый дом – той самой Клавдии. Не очень стройно поем тропарь Рождества, и еще несколько песен, получаем яблоки, конфеты и немного денег. Пожелав счастья и здоровья, спешим обратно на свежий воздух. «Этот год скучно, — говорит Лиза, девушка лет шестнадцати. — Вот года два назад было лучше всего. Много людей, каждый себе тысячи по две наколядовывал» 


«В это конечно нужно втянуться, детям проще, а подросткам сложнее. Чтобы колядование у них «пошло», им нужно 2-3 удачных дома — чтобы настроение поднять. Чтобы если человек ничего не дал — пошутить и отпустить с миром. А если дал – от души многая лета пожелать», — говорит Игорь. Благодаря колядкам в деревнях раньше все знали – кто жадный, кто не чтит Христа. Слухи расползались быстро. Да и дети могли запросто залезть на горку и прославить жадных людей на всю деревню


Кто не даст коврижку – тому в лоб шишку. Кто не даст колбасы – тому выдерем усы», — поют дети в шутку. Постепенно, колядовщики входят во вкус, поют веселее, и мешок заполняется. Мы идем по улице и поем для собственного удовольствия, наугад заходим то в один, то в другой двор. «Здравствуйте, разрешите вам поколядовать?» – обязательно спрашивает у людей наш заводила Игорь, чтобы никому не докучать


«О, машина богатая стоит, звони», – говорит Лиза перед очередным домом. Собака испуганно прячется в конуру, когда мы входим во двор. В доме нас встречает вся семья. Женщины прихлопывают в такт песням, дети радуются, а мужчины с выражением вежливого внимания ждут, когда мы допоем


Многие люди или не открывают, или их попросту нет дома, поэтому большой процент сегодняшней аудитории составляют собаки и люди алкоголического вида. «А вы люди понимайте и копеечку давайте», — поем мы. «Самим не хватает», – отвечает компания у магазина и просит угостить их пирожками. Каждый получает по одной штуке


Но чаще нас все-таки встречают с радостью, кто-то сам выходит к нам навстречу: «У тети Вали день рождения, давай веселую»! И не очень то пожилой хозяин дома сам начинает притопывая ходить по кругу и выделывать ногами какие-то старомодные коленца. Машины бибикают в знак одобрения и их водители показывают большой палец, прохожие поздравляют с Рождеством. В кафе нас угощают блюдом пирогов и дают денег, в магазине – дают бутылку вина и коробку конфет. «Вы пожелайте, чтобы у нас было клиентов побольше», – просят хозяева

В дом пускают чаще знакомые – те, к кому колядовщики приходят уже в третий или четвертый раз, с каждым годом таких домов становится все больше. «Дети не понимают, что в колядовании главное – это не песни, шоколадки и деньги, а проповедь Христа. – говорит Игорь. – Маленькие детки ходят и людям стучатся в сердце ихнее. А мы только обыгрываем это шутками, плясками, песнями, подаем через призму веселья». Через несколько часов дети устают, и компания возвращается в клуб. Высыпав содержимое тяжелого мешка на стол, дети оживленно пересчитывают свою законную добычу. Всего получается около трех тысяч – каждому, в том числе и мне, по 400 рублей. Взрослые садятся пить чай.



Петь, чтобы вспомнить себя

«Зачем вы колядуете?» – спрашиваю я у фольклористов. «Для того, чтобы не забывать себя», – отвечает Николай Сахоненко, технический руководитель «Ромашковской слободки». Он признается, что сам петь не умет, и занимается все больше реквизитом и техническим обеспечением. 

«Мы пытаемся вспомнить то, что делали наши деды и прадеды. Благодаря песне происходит передача обычаев, памяти о всей жизни народа, передача и сохранение языка, – считает Николай. – Язык сохраняется, если передается в песне. Раньше народ вообще назывался «язык». И никакой народ без песни существовать не может. Если народ перестает петь свои песни, которые в течение столетий вырабатывал, то он исчезает. Когда человек не знает своего языка, своих обычаев, ему становится все равно – что там у него за порогом, а поля зарастают бурьяном».

Традиции не дают народу рассыпаться и исчезнуть, уверен он: «Если народ не хочет исчезнуть, а мы этого не хотим, то мы поем, пляшем, собираемся. Но самое главное – сначала в храм идем, потому что это наша основа. Если же мы погибнем и рассыплемся, то наивно думать, что на этой земле будет что-то хорошее. Если культура и государство строились тысячу лет, то построить новые ни за десять, ни за сто лет не получится. Это будет поле битв и всякого мусора. Поэтому наше дело – сохранить разными способами, в том числе и через сохранение народной культуры, нашу землю от физического разрушения».

О том, почему они колядуют, Игорь Лайков и Михаил Чилахсаев рассказывают наперебой. «Чтобы дети росли в православной культуре и традиции. Не забывали своих корней. Чтобы хоть что-то в их сердце, росток какой, с младенчества остался, приятные воспоминания», – добавляет Игорь.

Заводила «Ромашковской слободки» Игорь Лайков без своей меховой бороды

«У ребенка хорошие, сладкие воспоминания о чем-то из детства именно на таком уровне сохраняются», – говорит Михаил. По его словам, ребенку непросто объяснить высокое богословие Боговоплощения или, например, Преображения. А вот если соединить Рождество с вертепом, показать «Евангелие в картинках», а потом пойти колядовать, то праздник становится понятным и запоминающимся, непохожим на повседневность. «Получается, как птица, с двумя крыльями, – продолжает Игорь. – Ребенок сначала был на службе, а потом еще побыл в праздничной атмосфере. Он не просто пришел домой, пообедал и сел в честь праздника в игрушки играть».


Вечером, когда уже почти все разошлись, Игорь снова берется за гармошку – играть для детей, которым хочется танцевать

«Литургия, получается, продолжилась на улице, – опять вступает Михаил. – Ты не просто сам в себе радость от службы держишь и пытаешься подольше ее удержать. Ты сегодня и с другими ей поделился, и сам за счет этого сам стал богаче». 

«А бывает птица с одним крылом – это когда побыл на Литургии, а дальше – ничего, – добавляет Игорь. – Вышел за порог храма, и ты уже светский человек». 

Как сделать так, чтобы этого противоречия не возникало? Просто попытаться жить по-другому. «Околоцерковная жизнь пропитана традиционной культурой, – говорит руководитель "Ромашковской слободки”. – Мы в ней пытаемся жить постоянно, 24 часа в сутки, а не только «от сих до сих». Мы желаем, чтобы все, пели, плясали, веселились и радовались. Это мы и несем и сами этим занимаемся. Песня это общение. Это как ниточка среди точек. Поешь песню – она связала две точечки. Еще спел – еще связала. Дорожка получается. А без песни точка, потом нужно перепрыгнуть на другую — то ли допрыгнешь, то ли провалишься. А песня она вот такая, как дорожка в жизни. Что еще сказать-то?»

Текст и фото: Кирилл МИЛОВИДОВ

ЖУРНАЛ ПРАВОСЛАВНОЙ  ЖИЗНИ "НЕСКУЧНЫЙ САД"




Журнал Нескучный сад
Просмотров: 4177 | Добавил: В_школа | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта

Календарь

Block content

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск