Фольклорный ансамбль "Ромашинская слободка"

Пятница, 15.12.2017, 19:04

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Статьи | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » Интересные статьи » Статьи по этнографии

Песенный фольклор казаков Верхнего Дона: проблемы изучения и сохранения.
Сергей Грибанов

Песенный фольклор казаков Верхнего Дона: проблемы изучения и сохранения


В последние годы заметно вырос интерес к донскому фольклору, но в то же время остро встала проблема сохранения и использования подлинно народной песни в репертуаре современных исполнителей. В данной работе рассмотрена история собирания и сохранения казачьих старинных песен Верхнего Дона, а также причины принижения и недооценки песенных народных традиций, в том числе казачьих.В основу изучения проблемы положены, в основном, материалы, полученные во время встреч, бесед с исполнителями народных песен хуторов и станиц Верхнедонского, Шолоховского, Боковского районов Ростовской области, Нехаевского и Кумылженского районов Волгоградской области, с руководителями фольклорных ансамблей, энтузиастами-любителями народного искусства, а также сведения, полученные в фольклорных экспедициях студентов Ростовского государственного педагогического института во главе с учёным-фольклористом Фёдором Викторовичем Тумилевичем в 70-е годы.

К моменту упразднения казачества как сословия и Области Войска Донского как административной единицы основным достижением в изучении фольклора и этнографии Дона стало то, что было собрано большое количество документальных источников. Они нашли отражение в основном в записях казачьего песенного фольклора, сделанных А.М. Савельевым (1866), А.М. Листопадовым и С.Я. Арефиным (1911), архивах Донской епархии. Обширный материал о быте и культуре казаков собрал учёный А.П. Митрофанов, который в 1920 г. участвовал в экспедициях по Северному Кавказу, а в предвоенные годы побывал на Верхнем Дону. В это же время известный собиратель казачьего фольклора, композитор, педагог А.М. Листопадов, который с 1936 г. жил в Ростове-на-Дону и был руководителем фольклорного ансамбля донских казаков, уже готовил к изданию свой знаменитый пятитомник «Песни донских казаков» [1]. Это наиболее полный свод казачьего репертуара, достоверно передающий местные варианты поэтических текстов и их распевы. А.М. Листопадовым собрано около 1200 казачьих песен, и большинство опубликованных им песенных образцов ценны своими высокими художественными достоинствами. Его «Песни донских казаков» в полном издании сегодня являются книжной редкостью.

После Великой Отечественной войны большой вклад в дело собирания и публикации казачьих песен внесли участники фольклорных экспедиций ростовских вузов – университета и пединститута. Учёный-филолог Фёдор Викторович Тумилевич открыл миру фольклор казаков-некрасовцев. Его супруга Тамара Ивановна Тумилевич тоже внесла весомый вклад в изучение донского фольклора [2].

В 1960-1980-х гг. XX в. серьёзную коллекцию звукозаписей песен донского казачества собрал представитель Фольклорной комиссии Союза композиторов РСФСР А.С. Кабанов. Им записано около четырёх тысяч казачьих песен. Главная идея творчества этого замечательного человека и специалиста – нахождение способов сохранения классического песенного фольклора в живой исполнительской практике. Он определил типологические признаки, универсальные для любого местного стиля исполнения: традиционность музыкально-поэтического языка, фактуры, звукоизвлечения и школы импровизации. Этому посвящен целый ряд его работ [3].

Определенную ценность для сохранения традиционной казачьей манеры исполнения представляют труды последователей А.С. Кабанова. Т.В. Дигун разработала методику собирания и структурного анализа протяжной песни [4]. Ею собран песенный материал на Северском Донце. В 1993-1997 гг. изучением наследия А.М. Листопадова, исследованием казачьего песенного фольклора в исторической динамике в ходе экспедиций по следам А.М. Листопадова занималась ростовский этномузыколог Т.С. Рудиченко [5]. Много приложили усилий для высококачественной фиксации певческого репертуара А.Н. Иванов и В.Н. Медведева.

В области диахронического изучения донского фольклора интересные результаты получены в Ростовской государственной консерватории им. С.В. Рахманинова. Там ведется выявление талантливых исполнителей, сформирован фонд современных фольклорных звукозаписей, сделанных, в основном, в бассейне Нижнего Дона и его притоков. Определённую ценность для формирования исполнительского репертуара представляют материалы собирателей-любителей. В 1964-1966 гг. любитель казачьих песен, житель станицы Вёшенской И.Я. Рокачёв записал в хуторах и станицах донского края несколько тысяч образцов. Не будучи специалистом, он записывал, кроме старинных казачьих, песни самого разного происхождения – мещанские романсы, уличные песни, песни, имеющие авторов. Запись велась бытовым магнитофоном, часто с искажением звука. Но сборник И.Я. Рокачёва «Песни над Доном» популярен среди населения.

Более тысячи текстов казачьих песен хуторов и станиц Верхнего Дона собрал бывший редактор районных газет «Советский Дон» и «Искра» А.И. Улитин, проживающий в х. Тубянском Верхнедонского района Ростовской области. Уникальные звукозаписи казачьей инструментальной музыки, звучавшей на хуторских свадьбах и «балах», сделал для консерватории им. С.В. Рахманинова заведующий Боковским районным отделом культуры Г.И. Вечёркин, руководитель казачьего ансамбля «Православный Дон». Перечисленные исследования, материалы экспедиций, аудиособрания песенных образцов и сегодня помогают исполнителям народных песен в поиске верного репертуара, точной аутентичной манеры исполнения.

Былины, исторические песни, предания – ведущие жанры устного народного творчества X–XV вв. Подлинные записи их фольклорных текстов были сделаны гораздо позже, в XVII веке. В начале 50-х годов прошлого века студенты Ростовского педагогического института во главе с исследователем и собирателем донского фольклора Фёдором Викторовичем Тумилевичем, находясь в экспедиционной поездке по Шолоховскому и Верхнедонскому району Ростовской области, в хуторе Моховском Вёшенского района от шестидесятилетнего Михаила Андреевича Исаева записали былину о Добрыне («Эй, поехал, а он наш Добры… наш Добрынюшка»). Знали в то время на Верхнем Дону былины о Добрыне Никитиче (местные казаки прозывали его «Дончаком») и в станице Еланской Вёшенского района, в станице Мигулинской Верхнедонского района, в Слащёвской, Урюпинской, Букановской станицах Волгоградской области. Известны также былины «Про Садко» и об Илье Муромце: «Из того ли то из города из Муромля…». Некоторые былины звучали в распеве, другие рассказывались речитативом, как сказки.

В сборнике А.М. Листопадова «Песни донских казаков» (т.I, ч.1) опубликовано свыше пятидесяти вариантов донских былин. В настоящее время в репертуаре исполнителей донского фольклора их нет. Попытки искусственно воспроизвести этот жанр специалистами (Дмитрий Покровский, ансамбль «Народная опера») к популяризации былин среди населения не привели. С уходом из жизни истинных носителей жизнь жанра в исполнении закончилась. Несомненно, былины – наследие древней Руси. Беглые люди с севера и центра России находили прибежище у донских казаков. Среди восставших булавинцев (1707-1708) были сотни пришлых крестьян из Воронежа, с Белгородчины, старообрядцы из-под Архангельска. Предки Кондрата Булавина и Игната Некрасова – выходцы с Верхнего и Среднего Дона.

После гибели Булавина борьбу «за казачью волю без царя» возглавил бывший атаман Есауловской станицы Игнат Фёдорович Некрасов. Он увёл своё войско на Кубань, где некрасовцы основали казачью общину – Войско Кубанское. В сражении с войсками Императрицы Анны Иоанновны в 1737 г. Игнат Некрасов погиб, некрасовцы ушли на Дунай. Они выполнили завет Игната: «Царизме не покоряться, при царизме в Россию не возвертаться». Когда русские войска завоевали Крым, взяли Измаил и подошли к Дунаю, некрасовцы переселились на побережье Эгейского моря и на озеро Майнос в Турции, в 30 километрах от Мраморного моря. Их община, основанная на «заветах Игната», сохранила традиции, бытовавшие на Дону в XVII в.

254 года находились некрасовцы в отрыве от своей родины (последняя тысяча несгибаемых казаков вернулась в Россию в 1962 г.). Находясь в чуждом окружении, они сохранили свой язык, свой фольклор, свою письменность, свою веру, свои обычаи. Некрасовская община – уникальный фольклорный заповедник. От них и от потомков участников Булавинского восстания, проживавших в Букановской, Кумылженской, Усть-Бузулукской станицах Волгоградской области, в хуторе Моховском, в Вёшенской и Еланской станицах ныне Шолоховского района, в Мигулинской и Казанской станицах Верхнедонского района записывали собиратели фольклора былины и исторические песни вплоть до 70-х гг. XX в. Живая речь жителей станиц среднего и верхнего Дона: Нижне-Чирской, Еланской, Вёшенской, Казанской, Голубинской, Есауловской, Кобылянской, Пятиизбянской – тех городков, из которых ушли казаки с Игнатом Некрасовым на Кубань, напоминает говор казаков-некрасовцев. Здесь сохранили песни, сказки, пословицы, предания, всю красоту народной поэзии, унаследованную от своих предков – донских казаков.

Былины у некрасовцев звучали на свадьбах, гуляниях. По распевности они были близки к песням. Илья Муромец, Алёша Попович, Добрыня у некрасовцев, конечно, «донские казаки». Популярность былин у некрасовцев, видимо, связана с постепенной утратой воинского уклада жизни. Ведь после булавинского восстания они жили мирной жизнью общины, царю некрасовцы не служили. Главный стержень содержания их песен – История, Память и Родина. Если исполнение былин на Дону сегодня встретить уже невозможно (речь идёт именно об исполнении), то казачьи исторические песни ещё живут, даже в быту. Этот жанр получил развитие, начиная с XVI в. Главная особенность исторической песни – правдивый рассказ о событии, об историческом лице. Их складывали люди простых сословий: крестьяне, солдаты, казаки, мещане. Они же их и исполняли. В армии полководца М.И. Кутузова «песельники» ценились и выделялись особым к ним отношением. «Песельники» сочиняли, пели на привале, были «заводчиками» песни на марше.

И сегодня историческая казачья песня звучит на Верхнем Дону. Её поют не только известные самодеятельные исполнители и народные фольклорные коллективы. Исторические песни можно услышать и в домашних застольях, на «беседах», в дружеском кругу. Одна из старейших казачьих песен «На вольных степях Саратова» («Ермак») в многочисленных интерпретациях текста известна практически во всех хуторах и станицах Дона. В то же время очень немногие сегодня могут исполнить её в подлинной манере. Уходят из жизни мастера такого исполнения, всё реже встречаются их молодые ученики – последователи. «В этих песнях надо родиться и жизнь прожить», – говорит известная исполнительница казачьих песен из хутора Мрыховского Верхнедонского района Ольга Васильевна Пономарёва. Фольклорному ансамблю, который она создала, в 1969 г. удалось записать в Москве на Всесоюзной фирме «Мелодия» пять песен, среди которых был и знаменитый «Ермак» (грампластинка Д-24907). В Ростовском областном Доме народного творчества исполнительская манера О.В. Пономарёвой и её ансамбля является своеобразным эталоном. Её манере пения учились ансамбли «Вольница» (Ростовский областной Дом народного творчества), народный ансамбль «Православный Дон» (ст. Боковская), певцы ансамбля Дмитрия Покровского и др. Но если потомственные казаки из ансамбля «Православный Дон» добавили новые исполнительские приёмы, новые краски звучания, то ансамбль «Вольница» и Дмитрий Покровский просто копировали исполнительскую манеру казаков хутора Мрыховского. И этот метод оправдал себя: слушатели теперь имеют возможность услышать песни хуторов и станиц Верхнедонья в абсолютно аутентичном звучании.

Всё меньше сегодня специалистов-энтузиастов, разыскивающих истинных исполнителей и знатоков народной песни, фиксирующих песни на аудио- и видеоносителях. Отсутствуют они и в сельских домах культуры и клубах. Не всем участникам клубной самодеятельности удаётся перенять многоголосное импровизационное исполнение с неповторимым «дишкантом» и удивительным чувством ритма «с ходу». «Для старинной песни нужен песенный «заповедник», – говорил Николай Александрович Булавин, первый директор музея М.А. Шолохова. «Детищем» Н.А. Булавина стал любимый на Дону и в России фольклорный ансамбль «Зарница», позже в музее был создан отдел фольклора. Около 200 песен хуторов и станиц Верхнего Дона в репертуаре уникального музейного коллектива. Уже четверть века «Зарница» радует любителей и знатоков казачьей песни.

Но даже в таких «лабораториях» народной песни с каждым годом всё острее встаёт проблема сохранения аутентичности исполнения и исторических, и лирических, походных, семейных и любовных песен. Уходит старшее поколение, а молодой смене, зачастую с хорошим музыкальным образованием, очень трудно даётся исполнительское мастерство ветеранов. Эти песни сегодня крайне редко звучат в «формате» отечественных радиостанций, по телевидению, нет их в ассортименте лазерных дисков в музыкальных магазинах. Не издаются так популярные в советское время «песенники» с подлинными казачьими песнями, подготовленные специалистами. Да и поколение сегодняшних «дедушек» и «бабушек» гораздо лучше знает популярные песни танцплощадок 50-60-х годов и не может передать старинные казачьи народные песни своим наследникам. А песня живёт, если ее поют. «Их надо петь. Особенно хороши широко «распетые» протяжные донские мелодии, когда слог стиха выпевается не одним тоном, но целой попевкой, а часто и «разводом» – длинным звуковым узором подголоска. Тогда слово начинает жить новой, обогащённой жизнью» (А. Листопадов. Песни донского казачества. Т. III, Музгиз, 1951, стр. 6). Уход из жизни старшего поколения, перенявшего песенное наследие от своих родных, живших ещё (и служивших) на территории Области Войска Донского, – это только одна из причин постепенной утраты подлинной манеры исполнения.

А. Лозанова в предисловии к книге «Русские народные песни о крестьянских войнах и восстаниях» [6] отмечает, что жанр исторической песни угас в XIX веке. Его вытеснила литературная (рифмованная) песня. Так погибла часть древней русской культуры – устный фольклор. Его сменила книга. Но была и эпоха расцвета – песни разинщины, некрасовцев, пугачёвщины. Эти песни «вне времени», поэтому они сохранились в народной памяти. Самым «совершенным» русским песенным циклом А. Лозанова назвала песни о Степане Разине. В дореволюционной России пение песен о «бунтовщиках» Разине, Булавине, Пугачёве было официально запрещено, и в песенные сборники они не включались. Но запретами народную песню не уничтожить, и песни о «бунтовщиках» живут и сегодня, хотя в сегодняшнем репертуаре народных исполнителей песен о Разине и Пугачёве немного. Чаще всего их поют жители низовья Дона. На Хопре ивестна «Ай, ну, сберёмся мы, ребятушки» («Разин на корабле»), в Мигулинской станице Ф.В. Тумилевич записал «Летал сизой орёл по крутым горам» («Разин в плену»), в Вёшенской от супругов Д.В. и Т.М. Алфёровых в 60-е годы была записана «Ей, как мне нынешнюю, братцы, ноченьку…» («Сон Разина»).

С приходом Советской власти на Дон, в период коллективизации, «красные уголки» и клубы «внедряли в массы» новую культуру, новые обряды. Но, несмотря на новый официальный репертуар клубной самодеятельности, из памяти народа не удалось вычеркнуть песенное наследие нескольких веков. В клубах и на районных смотрах самодеятельности пели «новые» песни (и старые с новыми текстами), а в гульбе, в поле, в семьях пелись любимые песни, унаследованные от дедов и прадедов. Как правило, самобытные исполнители, сохраняющие подлинную, классическую манеру исполнения старинных песен, существуют вне клубной кружковой работы. Выпускники институтов культуры, культпросветучилищ, за редким исключением, не способствуют появлению на сельской сцене подлинного исполнения народной песни: при включении в репертуар казачьих песен убирается диалектное произношение, навязываются «сценические», пошитые без знания особенностей старинной одежды этого края костюмы, к «фольклорному хору» придаётся обязательный баянист, голоса расписываются по привычным приёмам из учебника «Сольфеджио». Такие коллективы ездят на фестивали и праздники, исполняют «старинные народные песни», а дилетанты от культуры отчитываются об очередных проведённых «массовых мероприятиях».

Народная песня создавалась народом и живёт в народе. Она не исполнялась со сцены – эстрады, у неё не было праздного зрителя. Пели, когда хотелось петь. Плясали, когда хотелось плясать. Исполнительница казачьих песен Матрёна Ивановна Чеботарёва (ст. Казанская) говорила: «Мы поём не “по-клубному”, а “по-хуторскому”». Этих хранителей народной песни не надо учить «правильному» многоголосию, строя их у рояля. Нужно учиться у них, бережно перенимать их умение и опыт. Зачастую работникам клубной культуры народное песенное искусство края неведомо. Клубы работают «по плану»: количество кружков, количество посещающих кружки, «хор», «вокальный ансамбль», «ВИА» и т.д., а значение и роль народных певческих традиций принижены.

Причины такого отношения кроются в далёких 30-х годах, когда «новая советская культура» боролась со «старым отжившим прошлым». Расказачивание, период коллективизации с «раскулачиванием», внедрение «новой» культуры в «массы» принесли в хутора и станицы чужое, инородное «искусство»: колхозные «частушки» на смену казачьим «припевкам», новые «казачьи» песни советских композиторов. Создавались «оркестры народных инструментов». На клубной сцене стали «царствовать» гармонь и баян, инструменты, чуждые исполнению казачьих народных песен. И хотя, вопреки запрету на «отжившую старину», старинная казачья песня на Дону не погибла и продолжает жить, сегодня проблема её сохранения остается актуальной. Решение этой проблемы требует взвешенного подхода и объединения усилий многих специалистов, и поэтому сохранение традиций народной культуры должно стать государственной политикой.

Необходимо изучать классический песенный фольклор донских казаков, опираясь на собранный исследовательский материал (в первую очередь коллекции фонозаписей) известных учёных-фольклористов А.М. Листопадова, супругов Ф.В. и Т.И. Тумилевич, А.С. Кабанова, исследователей-практиков Т.В. Дигун, Т.С. Рудиченко, любителей-энтузиастов, соединяя эти знания с живой исполнительской практикой. Работа по сохранению народной казачьей культуры должна включать, как мне видится, и государственное финансирование фольклорных экспедиций в хутора и станицы Верхнего Дона, создание условий для аудио- и видеозаписи народных исполнителей с целью копирования их исполнительской манеры, активную пропаганду фольклора и его хранителей в средствах массовой информации, и особенно на центральном телевидении, проведение творческих встреч фольклорных коллективов и специалистов по фольклору для обмена опытом. Народное искусство сегодня востребовано самой широкой аудиторией, и об этом, в частности, свидетельствует литературно-фольклорный праздник «Шолоховская весна», который в станице Вёшенской собирает до ста тысяч гостей. Люди хотят знать старинные народные казачьи песни и петь их, и это служит залогом сохранения и песен, и национального самосознания народа.


Источники

Листопадов А.М. Песни донских казаков. Исторические песни. М., Музгиз, 1949.
Тумилевич Т.И. Донской фольклор о матери. Былины и песни. Ростов-на-Дону, 1983.
Кабанов А.С. О сохранении фольклорной песенной традиции в современности. М., 1978; Структура песенного репертуара в традиционных фольклорных коллективах донских казаков. М., 1983.
Дигун Т.В. О многоголосном строении протяжных песен Северского Донца. Диссертация. Ростов-на-Дону, 1982.
Рудиченко Т.С. Певческая традиция донских казаков. Автореф. дис. канд. искусств. Ростов-на-Дону, 1995.
Лозанова А.Н. Русские народные песни о крестьянских войнах и восстаниях. М.-Л., 1956.

Литература

Миллер В.Ф. Исторические песни русского народа XVI-XVII вв. М., 1915.

Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. Собрано М. Забылиным. М., 1880.

Лозанова А.Н. Песни и сказания о Разине и Пугачёве. М.-Л., 1935.

Фольклор Дона и Кубани. Под ред. А.И. Бусыгина. Ростов-на-Дону, вып. 2. 1941.

Лихачёв Д.С. Особенности устного народного творчества, X-XI вв. // «Возникновение русской литературы». М.-Л., 1952.

Пропп В.Я. Русский героический эпос. Л., 1955.

Тумилевич Ф.В. Сказки и предания казаков-некрасовцев. Ростов-на-Дону, 1961.

Народные песни о Степане Разине. /Сост. Сорокин Н.В., Куйбышев И.В., 1979.

Червяченко Г.А. О донской казачьей песне. // «Ой да, сторона ты моя». Ростов-на-Дону, 1979.

Астапенко М.П. Кондратий Булавин. Ростов-на-Дону, 1988.

Соловьёв В.М. Степан Разин и его время. М.: Просвещение, 1990.

Ранее опубликовано:

Вёшенский вестник № 11: Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Изучение творчества М.А. Шолохова на современном этапе: подходы, концепции, проблемы» («Шолоховские чтения-2011») и научных статей / Гос. музей-заповедник М.А. Шолохова. – Ростов н/Д.: ЗАО «Книга», 2011. – 336 с. С. 64-74.

__________________________

© Грибанов Сергей Иванович

Источник: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=3229&level1=main&level2=articles
Категория: Статьи по этнографии | Добавил: дядя_Миша (23.01.2013) W
Просмотров: 1709 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта

Календарь

Block content

Категории раздела

Статьи по этнографии [16]
Жития [1]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск