Фольклорный ансамбль "Ромашинская слободка"

Вторник, 17.10.2017, 23:23

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Казаки-некрасовцы на чужбине и в России (Recorded 1982-86) - Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: дядя_Миша, Музыковед 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Казаки-некрасовцы на чужбине и в России (Recorded 1982-86) (Русские и турецкие народные песни и наигрыши)
Казаки-некрасовцы на чужбине и в России (Recorded 1982-86)
дядя_МишаДата: Вторник, 23.08.2011, 23:23 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Казаки-некрасовцы на чужбине и в России
Записи 1982 - 86, выпуск 1987. Мелодия С20-25931, 2LP








Казаки-некрасовцы на чужбине и в России
Музыка – память истории

Русские и турецкие народные песни и наигрыши
К 25-летию возвращения на родину
Записи 1982-1986 г.г.
Составитель В.Н.Медведева
Всесоюзная студия грамзаписи «Мелодия», 1987

The Nekrassov Cossacs in the foreign lands and in Russia
Recorded 1982 - 86, published 1987. 2LP, Мелодия С20-25931 (some tracks are mono)

Скачать - 160 kbps + cover scans / 101 Мб

Скачать - 320 kbps - без обложки / 165 Мб

...или отсюда:
http://www.mediafire.com/?7v82zfym9lvlnjq

Источник: http://zhuzhulingo.blogspot.com/2011/06/1982-86-1987.html
Источник: http://shanson-e.tk/forum/showthread.php?t=75666
http://forum.fstanitsa.ru/viewtopic.php?f=52&t=26
Прикрепления: 3082522.jpg(89Kb) · 0390143.jpg(227Kb) · 6149434.jpg(83Kb) · 4287894.jpg(83Kb)
 
дядя_МишаДата: Суббота, 04.02.2012, 01:55 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Ссылка обновлена.
 
дядя_МишаДата: Пятница, 24.08.2012, 13:10 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
01. Сторона ль моя, сторонушка (рекрутская)
А.3.Никулушкина (зап.) и Е.К.Гулина

Сторона ль моя, а моя сторонушка
Сторона ль моя чужая,
Всё чужая.
Я не сам-то зашел на тебе, сторонушку,
Я не сам зашел-заехал,
Всё заехал.

Занесла ж-то мене, раздоброго молодца,
Занесла мене неволя,
Всё неволя.

Я при волюшке сижу, душа ль добрый молодец,
Сижу я при большой печали,
Всё печали.

Как ведут-то, ведут, раздоброго молодца,
Ведут его ко привязу,
Ко привязу.

Как сажают его, раздоброго молодца,
Сажают его за столик,
Все за столик.

Как несут-то, несут раздоброму молодцу
Несут ножи стальяные,
Стальяные.

Как стригут-то, стригут раздоброму молодцу
Кудерки русые,
Все русые.

02. Не заря, заря занималася (историческая)
3ап. Е.К.Гулина

Не заря, заря занималася,
Не красна солнца выкаталося,
Выкаталося знамя царское,
Знамя царское, государское.
Наперед знамя - Долгорукий князь,
Он и шёл-палил сёла царские,
Сёла царские, государские,
А Игнат-сударь удивляется,
Со Тихим Доном он прощается:
- Ты прости-прощай, а наш Тихий Дон,
А тебе, царю, шельме, не за что,
Через тебя иду во неволюшку,
Во неволюшку, во Туретчину.
Умирать буду - я и там умру,
Если жив буду - я опять приду,
Я опять приду на Кубань-реку.

03. Не туман-то, туман со синя моря сподымался (историческая, в нарагоде)
Зап. Е.К.Гулина

Не тyмaн-то, туман со синя моря дa сподымался,
Сподымались с моря казачки и донцы да бел-кудрявы,
Лишь один-то у них казачок-донец бел-кудрявый,
Он да и бёг-то, пробёг казачок-донец, да бёг березами,
Он дa слезал-то, слезал со добра коня да на сыру землю,
Он да вынал-то, вынал из ножен, ножен-то остру саблю
Он да срубал-то, срубал с мать-да берёзуньки всё вершиночку:
- Ты стой-ка, стой, мать да берёзунька да без вершинки,
Ты стой-ка, стой, наш да и Тихий Дон да без казащены,
Без казащены, наш Тихий Дон, да без некрасовских.

Чистый стих:
Не тyмaн, туман со синя моря сподымется,
Сподымаются казачки-донцы бел-кудрявыи,
Лишь один у них казачок-донец бел-кудрявыий,
Он и бёг-пробёг, казачок-донец, бёг березами,
Он слезал, слезал со добра коня на сыру землю,
Он вынал, вынал из ножен своих саблю вострую,
Он срубал, срубал с мать берёзуньки всё вершиночку:
- А ты стой-ка, стой, мать-берёзунька без вершиночки,
А ты стой-ка, стой, наш и Тихий Дон без казащены,
Без казащены, наш и Тихий Дон, без некрасовских.

04. Что при вышнем было, при высоким (историческая, на свадьбу)
Поёт А.З.Никулушкина

Что при вышнем было, при высоким жа, было при кургане.
Было при кургане… Вместе злы-то орлы со чиста поля, орлы солетались.
Солеталися, соезжалися девять генералов.
А десятого генералушку живьем в полон взяли.
Они взяли его, в мать да в земелюшку, взяли его да положили.
Положемша его да в земелюшку, стали её спроклинати:
Ой, ты клятая-распроклятая Конюска земелька (г. Кония)
*************
Ой, вещор-то, вещор добрый молодец, вещор застоялся,
3а её-то правую за плечушку младец задержался,
На eё-то белую на личушку младец загляделся,
На её-то черны бровюшки младец засмотрелся,
Черны брови доброго молодца ой да сподманули,
Он со вечеру, добрый молодец, послал сваты сватать,
Они сватали да просватали - ни ответу, ни привету,
А мне-то младцу, доброму молодцу, ночушкой не спится,
Чесова-то кровать да кроватушка подо мной вертится.

Источник: http://freefolklore.ucoz.ru/
 
дядя_МишаДата: Пятница, 24.08.2012, 13:24 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
05. Пришатнулся казак, примотнулся (историчеcкая)
3ап. А.3.Никулушкина

Пришатнулcя казак, примотнулся удал добрый молодец,
Чтo ко синему ко морюшку, было ко Туретщины.
Было ко Туретщины…
А он искал себе добрый молодец а он перевозщичка
Себе перевозщичка, себе переносщичка, зудал-доброго молодца.
Ах, перевязите меня, перенясите же, а вы на ту сторону.
А за работу с меня возьмите же, а вы хоть и серебра.
А если мало вам покажется, а вы мелкого земчуга.
А вы положите мене, доброго молодца, посеред трех дорог.
[Среди Питерских-Московских, а вы промеж Варшавских].
На главу-то вы всё положите всё золот-венец.
А во праву-то ручку дайте саблю вострую.
А во резвы-то ноги поставьте всё добра коня.
А на грудь-то мою положите всё серебряный крест.
Кто идти-то да будет, да и ехать - сам Богу помолится,
На востру-то саблю возглянет - а сердце закотится,
А на добра коня возглянет - сердце возрадуется.

06. Не спалося вам, некрасные девочки (карагодная)
Поют А.3.Никулушкина (зап.)и А.Т. Чернышёва

Не спалося вам, некрасные девочки, придремалось.
На белой-то заре красная девочка приуснула.
И с правой-то руки ясныва сокола выпускала.
- Ты лети-ка, лети, мать-яшмён сокол, выша дуба.
Выше дуба было, выше зелена, а дубровку.
Он взвивал-то, взвивал, добрый молодец, синею морю.
Что во синюю было морюшку кораблик.
На корабличку там да гуселев сын пьёт-гуляет.
Он душой-то своей красную девочку утешает.
- Ты не плачь-ка, не плачь, красная девочка, душа-сердце.
Не наполнишь мой корабличек всё слезою.
Не зальёшь ли ты мой корабличек горячею слезою.

07. Зелёна дубровушка (карагодная)
Зап. А.З.Никулушкина

Зелёна дубровушка,
Да и чем жа она, мать-дубровушка, ой чем изукрашена.
Изукрашена мать-дубровушка алыми цветочками.
Что не алыми цветочками - удалыми спольянами.
Как на тех-то было на спольянушках стояла светёлушка.
Как во той-то во светёлушке стояла кроватушка.
Как на той-то было на кроватушке лежали перинушки.
Как на тех-то было на перинушках лежали подушечки.
Как на тех-то было на подушечках сидела девчоночка.
Она шила-вышивала тонкую рубашечку, сама слёзно плакала:
- Ой да кому ж эта рубашечка, кому она достанется?
Толи старому она, толи малому?
Если старому достанется, она долго поносится,
Если малому достанется, скоро замарается.
Ай, ровнюшке достанется, она долго носится, бело банится.

08. Синее море разыгралося (крыловая)
Поет А.3.Никулушкина

Синее море разыгралося,
Бела рыбица спужалася,
Как приехали под рыбицу купцы,
Все купцы-ловцы - майновски казаки,
Раскидали шелковые невода,
Воспоймали белу рыбицу себе,
Стали рыбицу распластывати,
Стали девицу расспрашивати,
Каковая это рыба без воды,
А я, девочка, без милого дружка,
Без милого млад-донского казака?
Вдоль бережку красна девчоночка идёт,
Шелкову траву заламливает,
Чернобыль траву нащипывает,
А гусей стаду заганивает,
А другую заворачивает.
- Тижа, тижа, гуси серые, домой,
Тижа, тижа во широкий двор,
Или гуси не наплавалися,
А я млада не наплакалася?
- Наплакалась, нарыдалася,
Давно с милым не видалася,
Увидалась – радовалась.
Как навстречу мне молоденький солдат,
- Не шути шутку, молоденький солдат,
Не хватай, парень, за белое лицо,
Мое личико разгарчивое,
Моя маменька догадливая:
Приду домой – догадается,
С чего личка разгорается,
То ли с пива, то ли с зелена вина,
То ли была сладка утица,
Сладка утица настоенная,
Чесова кровать построенная,
На кроватушке перинушка лежит,
На перинушке подушечки лежат,
На подушечках девчоночка сидит,
Всё сидит, сидит, посиживает,
Во сине море поглядывает.
Во синем море судёнушко плывёт,
Во судёнушке немножечко людей,
Того-сего – только семь человек,
А восьмой атаманушек.

Источник: http://freefolklore.ucoz.ru/
 
дядя_МишаДата: Пятница, 24.08.2012, 13:28 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
09. Как у наших у широких у ворот (кapaгодная)
3ап. Е.К.Гулина

Как у наших у широких у ворот
Становился красных девок курагод.
Там все девки веселы в кружку стоят,
Лишь одна девка зажурилася в кружку,
Прислонилася к дубовому столбу.
По проулочку метелюшка метет,
3а метелюшкой мой милый друг идет,
Во руках он ворона коня ведет,
Машет, машет белым алянским платком.
Ты туда-сюда, сударушка моя,
Полюбилася походушка твоя,
Походушка твоя плавненькая,
Головушка твоя гладенькая,
Уста твои сахариновые,
Брови твои соболиновые,
Глаза твои сахариновые.

18. Как у князя у Владимира (былина)
Поет А.3.Никулушкина

Ой, у князя, у князя у Владимира,
Как у нашего у дядюшки родимыва,
Там жила-была беседушка спочестныя,
Ой честная хвальная многорадысна.
Они пьют жа, едят жа, прохлаждаются,
Промежу они собою похваляются.
А богатаи да хвалются богатствою,
Казной своею монастырскою,
А 6еднаи всё хвалются бедноствою,
А убогаи всё хвалются убожаствою,
А сильнаи да хвалются всё силою,
А силою своею богатырскою.
А Данил-то он хвалится женой своей,
Ой, жена ль моя, жена ль моя хорошая,
Хороша жена Апрося Королеевна.
Супротив моей Апроси Королевивны
Да и нету ничего хорошего.
Как и все друзья да братья поженилися,
Да ко всем к ним жёны пригодилися,
А мне-то и не годилася.
А он со вечеру, Данил жа, гулять хаживал,
По пиру долой, Данил жа, он домонь хаживал.

19. По Черным было по морюшку (былина)
Поет С.И.Милушкин

По Черным было по морюшку, морю Чёрныва, эй с-долиною.
Там бегут, бегут, выбегают тридсать кораблей,
Они все-то ведь кораблички за ядин бегут,
Лишь один у них корабличек наперёд бежит,
Наперёд бежит корабличек, как сокол летит.
А и нос-то наведёной по-орлиному,
А бока-то наведёны по-звериному,
А корма-то навёдена по-змеиному.
Как во том было корабличку - всё купцы сидят,
А у купчиков гребцы гребут – невольнички.
А ещё-то во корабличку немножечко людей,
Всё немножечко людей - всего трое богатырей:
Как и носом там владает сам Самсон-богатырь,
А кормою там владает сам Салтан-богатырь,
Корабём-то там владает Илья Муромец.
Как Илюша по корабличку похаживал,
На Илюшеньке кафтанчик разноцветного сукна,
На кафтанчику все пуговки серебряные,
А у пуговок верхушечки позлаченые,
На верхушечках наведена вся зверина лютая,
Вся зверина лютая - 3мея-Тугаринина.
Нападали на кораблик пять разбойничков,
Они хочут-то снять с Илюшеньки зеленой кафтан.
Как разбойничков Илюша не ‘пасается,
Он и ходит-то да пуговками побрякивает (-вал)
По серебряным Илюшенька поваживал,
По верхушечкам злачёным сам поглаживал.
Как Тугаринина зверина разгоралася,
А лютые-то звери расшипелися,
А лютые-то змеи рассвистелися,
Все калмыки да татары попужалися,
В океян-синее-море побросалися.

20. Княгиня по сенюшкам похаживала (былина)
Поёт Е.К.Гулина

Княгиня по сенюшкам похаживала,
[Широкими рукавами поразмахивала],
Крутыми бедрами поворачивала
И часто в окошечку поглядывыла:
Ждала-поджидала своего-то дружка,
Милого дружка - 3мея Тугаринина.
На многаю времечко невзгодилося,
На едный часочек призабавилася -
Он едет, собака, на добрым-то коню.
Он сам на кню как сенная копно,
Глаза у него как пивная щаро.
Он слазит, собака, сы добра-то коня,
Ни к чему свово коня он не привязывает
Никому свово коня он не приказывает…
Он лезет, собака, на высокий терем,
Иконам нашим, Богу он не маливалси,
С князём и с княгинею он не здоровалси,
Садился, собака, во большу-то месту…
Он чарочку выпил – ему нет ничто,
А другую выпил – он и хмельным стал,
А третию выпил - он и пьяным стал.
Княгиня со князем от страху трепещутся…

Источник: http://freefolklore.ucoz.ru/
 
дядя_МишаДата: Пятница, 24.08.2012, 13:35 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
21. Заиграю, заиграю… (былина «Добрыня и Маринка»)
Поет А.З.Никулушкина

Заиграю, заиграю, сам да заплачу,
Свою прежнюю молодость а я вспоминаю…
Ой ты свет, моя молодость, она молодая,
Как ушла от меня молодость - она не простилась,
Как пришла ко мне стapсть – она не сказалась…
А я трижды, Добрыня, я молодчиком был,
А я трижды, Добрыня, приворотничком был,
А я трижды, Добрыня, золоты ключи носил.
А пошел я, Добрыня, по проулочку,
По проулочку, Добрыня, по Маринку.
Как зашёл я, Добрыня, ко Маринке в широк двор.
Ой, Ришка-Маришка моя,
Еретичка-колдуничка, богуступница,
Кого за руку возьмет - руку прочь оторвет,
Кого за голову возьмёт - голова с плеч долой,
Ой, Ришка-Маришка моя,
Еретичка-колдуничка, богуступница...

22. Как звонили они, звоны звонские (духовный стих «Фёдор Тырянин»)
Поют А.И.Рамзаева (зап.) и М.К.Елесютикова

Как звонили они звоны звонские,
А трезвонили трезвоны трезвонские,
Там идет жа он, Фёдор Тырянин,
А идет жа он во Божью церкву.
Как упала жа ему с неби письмо-грамута,
Он и взял жа эту письмо-грамуту,
Почитал жа он эту письмо-грамуту,
Воскричал жа он своим громким голосом:
- Уж вы людюшки, а вы люди добрые,
Православные а вы христианушки!
Там идет жа ведь силушка жидовская
Секёт-рубит души молоденщеских,
Ой и кто ж станет за души молоденщеских?
Как и кланялись ему во резвы ноги:
- Защити ты нас, Фёдор Тырянин!
Выводили ему коня неезженого,
Выносили ему саблю невладанную.
Как поехал жа он, Фёдор Тырянин,
- Уж ты дитя мое, дитя мое ещё малое,
А тебе всего только двенадцать лет...

23. Во Вилоне, Вилоне, славном городе (былина «Змей Тугарин и Орлиха»)
Поют Т.Т.Елесютикова (зап.), А.Т.Пушечкина, Е.К.Гулина

Во Вилоне, Вилоне, славном городе
Урожался, собака, 3мей-Тугаринин
Об двенадцати голов, об семь хоботов,
Обвивал же, собака, весь Вилон-город,
А буйну главу складал над вopотцaми.
Поедал же, собака, всех курей-гусей,
Всех курей-гусей, собака, весь рогатый скот.
[Побил-подушил а он всех молодых ребят,
Осиротил он отцов-матерей,
И сожег он все селения!]
Добирался, собака, до князей-бояр,
Поедал же, собака, всех старших-больших.
Сподымалася тут невзгодушка со синя моря,
Потопила же невзгодушка все желты пески,
Поваляла же невзгодушка все сыры дубы,
Разорила же невзгодушка тёпло гнёздушко,
Тёплое гнёздушко - все орлиное,
Потопляла же невзгодушка всё орляточков,
Всё орляточков, невзгодушка, дитеняточков.
Прилетала же орлиха ко теплу гнезду:
Её тёплая гнёздушка разорёная.
Её мелкие детушки потопленые…
3алетала же орлиха высоко-далеко,
Как и билась же орлиха об сыру землю,
Что её мелкие детушки с-погублёные.

24. Из-под славного города, из-под Галича (6ылина «Шлях-дороженька)
Поет А.И.Рамзаёва

Из-под славныва, славныва города из-под Галича
Там пролёживыла неширокая степь-дорожунька.
В ширину она, дорожунька, неширокая,
В длиннину жа ей, дорожуньке, - конца краю нет.
Да и кто ж по той дорожуньке да не хаживал,
Да не хаживал по дорожуньке да не ехал,
Только шли-прошли да три русских богатыри.
Доходили они да местечка урочлива,
До того было до колодезя глубокого,
До того было до камушка до белого.
А на камушку написано-напечатано,
Да три подписи написаны, да три разные,
Три дорожуньки широкие, всё широкие.
- Ой кому ж из нас достанется куда итить?
А Илюше доставалося всё во темный лес,
А Алеше доставалося всё во Киев-град,
А Добрыне доставалося во Царёв-град.
Как поехал наш Добрынюшка во Царёв-град,
Он везёт, везёт, До6рынюшка, всё патронушки
Он везёт, везёт не для красы, а для боя.

Источник: http://freefolklore.ucoz.ru/
 
дядя_МишаДата: Пятница, 24.08.2012, 13:35 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
25. Из-под славного города, из-под Галича (былина «Выезд Дюка Степановича»)
Поют С.И.Милушкин (зап.), А.И.Рамзаёва, М.К.Елесютикова

Из-под славныва, славныва города
Из-под Галича, славныва Галича.
Из-под Галича, славныва Галича
Выезжает там Дюк Степанович.

А и конь-то под ним, как лютая зверь,
А и сам на коню как сенная копно,
А глаза у него как пивная щаро,
При боку у него все колчан стрелой,
Всё колчан стрелой тугой сагайдак,
Тугой сагайдак, сорок три стрелки,
Сорок три стрелки - им цена лежит,
Им цена лежит по 500 рублей,
А как трём стрелкам - им цены нету.
А и делали их три мастера,
Да три мастера, три персидские,
Оперяла их красна девица,
Красна девица - дочь отецкая,
Теми ж перьями всё орлиными,
Всё орлиными-лебедиными,
Их и день стрелять - как ночью сбирать,
Они день летят будто мухою,
А и ночь летят как и жар горят,
Как летят они через сине море,
Через сине море - за три острова.
Как построил Дюк терем на острове:
На дворе звезды - в терему звезды,
На дворе солнца - в терему солнца.

26. Ой, у молодца голова болит (былина «Садко»)
Зап. А.Т.Чернышёва, потом Е.К.Гулина

Ой, у молодца голова болит,
У залётного болит буйная,
Ой и чем лечить будем голову?
Завязать её альляным платком,
Альляным платком ещё шёлковым
Ещё шёлковым полушёлковым.
Как во батюшке во Царёв-граде,
А во матушке кремянной Москве
Нагружал Садкин тридцать кораблей,
Тридцать кораблей злата-серебра,
Злата-серебра мелка жемчуга.
Они всё-то, корабли, по морю поплыли,
А Садкин корабль стал на якоре,
Стал на якоре не пужается,
На младу жену оглядается.
Он кричит-зычит громким голосым:
- Уж вы гой еси, молодежь моя,
Молодежь моя приубраная,
Вы орлы мои сизокрылые,
Соколья мои поднебесные,
Вы летите-ка во конюшенку,
Выбирайте вы всем по конику,
Всем по конику по воронику,
Выезжайте вы во темны леса,
Вырубайте вы всем по жеребью,
Всем по жеребью по еловеньком,
Вы кладите-ка подпись розную,
Чтобы звать было всех по-именно,
Величать было всех по отечеству.

Источник: http://freefolklore.ucoz.ru/
 
дядя_МишаДата: Четверг, 27.09.2012, 00:26 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ
1. Сторона ль моя, а моя сторонушка (рекрутская) — 2.20
2. Не заря, заря занималася — 3.52
3. Не туман-то, туман со синя моря сподымался (в карагоде) — 6.43
4. Что при вышнем было при высоким при кургане (на свадьбе) — 4.26
5. Пришатнулся казак, примотнулся — 4.05

КАРАГОД
6. Не спалося вам, некрасные девочки — 3.09
7. Зелена дубровушка — 2.20
8. Синее море разыгралося — 2.00
9. У широких у ворот— 1.20
10. Ой, на горке калина— 1.55

НЕКРАСОВЦЫ В ТУРЦИИ
11. Турецкие хоровые припевки — 1.09
12. Турецкие хоровые припевки — 0.58
13. Турецкая лирическая песня— 1.45
14. Романс «Моя Магнолия» — 0.35
15. Турецкая шуточная песня — 0.53
16. Наигрыш на губных гармошках — 0.46
17. Греческий распев — 1.26

ЭПИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ. БЫЛИНЫ
18. Как у князя, у князя Владимира — 9.22
19. По Черным было по морюшку («Илья Муромец на корабле») — 2.50
20. Княгиня по сенюшкам похаживала («Алеша Попович и Тугарин Змей») — 4.55
21. Заиграю, заиграю, сам да заплачу («Добрыня и Маринка») — 3.42
22. Как звонили они звоны звони («Федор Тырин», духовный стих) — 1.23

23. В Вавилоне во славном городе («Змей Тугарин и Орлиха») — 4.02
24. Из-под славныва, славныва города («Шлях-дороженька») — 5.57
25. Из-под славныва, славныва города («Выезд Дюка Степановича») — 7.21
26. Ой, у молодца голова болит («Садко») — 5.10
 
дядя_МишаДата: Четверг, 27.09.2012, 00:34 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
МУЗЫКА-ПАМЯТЬ ИСТОРИИ

РУССКИЕ И ТУРЕЦКИ НАРОДНЫЕ ПЕСНИ И НАИГРЫШИ



Вглядитесь в этих симпатичных кукол на обложке альбома, и в них словно зазвучит, оживет история. Она оставила следы на костюмах, отдельные детали которых будто подают свои голоса, вплетая их в многоязычную речь — русскую, турецкую, греческую, грузинскую, румынскую... Белая мужская рубаха с нагрудной вышивкой и свадебная рогатая кичка — наиболее древняя, исконно русская одежда; в вышивке на «харюшках» кукол — также отголоски древнерусского орнамента; но тут же яркие турецкие шелка и монеты, узорные пуговицы и полудрагоценные камни — украшения балканских народов; рядом морские раковины — традиционные амулеты живуших на побережье греков и грузин; на наплечных полосках женского балахона — чисто тюркская гамма цветов, символика которой связана с круговоротом земной жизни: костюм казаков-некрасовцев сродни их быту и музыке, в которых также угадываем органичный сплав национальных традиций.

Эта многосоставность объяснима длительной жизнью некрасовской общины вдали от родины. Удивляет же другое — как в чужом не затерялось свое? Что помогало, проникаясь духом и культурой разных народов и исторических эпох, оставаться собой, русскими?

...Сторона ль моя, а моя сторонушка.
Сторона ль моя чужая.
Я не сам-то зашел на тебя, сторонушку,
Я не сам зашел-заехал.
Занесла-то меня, раздоброго молодца.
Занесла меня неволя...


Так поется в старинной рекрутской песне, которая вводит нас в звуковой мир и судьбу некрасовцев и становится эмблемой альбома. Рекрутчина, возникшая на переломе XVII — XVIII столетий, уводила солдата на далекую чужую сторону. Она как бы и предвосхитила судьбу казаков: надолго оторвала русскую общину от родных мест. Изо дня в день, в течение двух с половиной веков, сохраняя песни и сказки, старославянскую речь и старообрядческую службу, древние иконы и рукописные книги, казаки берегли исконные ценности русской культуры, а потому как бы несли вдали от родины эту своеобразную рекрутчину, продолжая свою миссию защитников Отечества!

Начало этому было положено одним из самых трагических по исходу крестьянских восстаний на Дону. Войско Донское, исторически не входившее в состав Московского государства, при Петре I теряет административную автономию. Конфликт с царской властью обостряется и религиозным расколом. Казачья вольница, всегда олицетворявшая свободу и независимость, возбуждает царскую немилость, «смущая» самим своим существованием российское крестьянство. Для усмирения свободолюбивых донцов предпринимаются карательные акции. Погибает более двадцати тысяч человек. В распрях убивают и главу восстания Кондратия Булавина. Сопротивление возглавляет Игнат Некрасов. Поняв обреченность борьбы, но не желая поступаться свободой, он уводит людей в недосягаемые для преследователей районы. С ним ушло три тысячи казаков с семьями. И первым пристанищем в 1708 году стала Кубань, находившаяся в ту пору под турецким владычеством. Здесь и формировались социальное и бытовое устройство общины, ее идеалы, которые были пронесены сквозь всю историю как заветы Игната Некрасова. С тех пор по Некрасову они и величают себя казаками-некрасовцами, по Некрасову и живут, стремясь к равенству и справедливости. Главный же завет — вернуться в Россию, но Россию без царя.

Каждый последующий переезд общины, сохранявший ей свободу, был шагом к спасению. Сменялись пристанища — Кубань, Добруджа в устье Дуная, крепость Энез в устье Марины на Эгейском море и наконец озеро Mаньяз близ Мраморного моря. Время от времени отдельные разбросанные группы казаков возвращались в Россию — то под Измаил, то на Азовье, но основная масса оставалась на чужбине, продолжая свои «хождения за три моря». И вот в 1962 году, завершая путь длиною в 254 года, последняя группа — 999 человек — покидает село Коджагель (Большое озеро). Но во время недолгого плавания из Стамбула в Новороссийск, на межземелье родился мальчик, и к новому месту жительства на Ставрополье прибыла тысяча некрасовцев.
Прикрепления: 4782020.jpg(195Kb)
 
дядя_МишаДата: Четверг, 27.09.2012, 00:36 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


Все эти годы понятия родины и чужбины находились для казаков в сложном переплетении. «Свое» было памятью о прошлом и мечтой о будущем. «Чужое» сопутствовало ежечасно. Между тем исхоженные пути-дороги, отдаляясь, сами становились историей — глубинной и близкой, многомерной в своем временном и географическом протяжении. Все это и запечатлено творчеством некрасовцев, — в «чужбинной» жизни оно как бы заменяло им родину. Именно мысль о родине устраняла возникавшие разногласия и еще больше сплачивала, укрепляла традицию.

Что же хранила эта традиция? Казаки уходили на чужбину с Дона, и, казалось бы, в их фольклоре должны были сохраниться донские песенные прообразы. Однако их мы почти не ощущаем. Напротив, нити тянутся, скорее, к северу и центру России. Это закономерно, если вспомнить, что в донских степях издавна находили прибежите многие крепостные и беглые. Архивы сообщают, например, и о сотнях пришлых из Воронежа, городов Белгородской засечной черты, вставших под знамя восстания. Потом, уже за пределами России в общину вливались старообрядцы, крестьяне и ремесленники, спасавшиеся от гонений участники пугачевского бунта. Поэтому даже русская музыкальная традиция некрасовцев изначально не была однородной, а по-своему преломляла разнообразные в своих истоках жанры и сюжеты.

Необычная судьба казаков, меняющийся «контекст» жизни рождали главные, ключевые идеи их художественной деятельности. Для некрасовцев такими стержнями стали История и Память. С ними связывались мысли о родине и доме, прошлом и будущем. Памятью были не просто передаваемые из поколения в поколение предания. Память была постоянной опорой их самосознания, самосохранения, залогом возвращения на родину. Поэтому историческая тема пронизывает почти все жанры. Выражая единство духа, исторические песни и поныне составляют основу общинных и семейных праздников, звучат в карагодах, на свадьбах и просто для себя. В них реальное перемежается с вымышленным, оживают некогда происшедшие события, величием наполняется образ Игната Некрасова. Метафорически ярко выражена тема прощания с Россией, переезда на чужбину, отсюда и неожиданный сплав поэтики плача и гимна.



В одном ряду с этими песнями — былины, наследие древней Руси. Без них не обходится ни одно многолюдное гуляние, ни одна свадьба. И звучат они не как древнее повествование, а как рассказ о своих странствиях (былина о Садко), о своих судьбах («Пир у князя Владимира»). Тем не менее в живом быту уцелело не все. Поэтому специально для альбома по фонограммам филолога Ф. В. Тумилевича, сделанным от переселенцев 1912— 1913 гг. (Краснодарский край), казаками из Ставрополья заново распеты былины об Илье Муромце (19), Алеше Поповиче и Тугарине Змее (20), Добрыне и Маринке (21). Это позволило восстановить жанровый портрет былин у некрасовцев, представленных здесь полностью (кроме 19 и 22). По характеру распевности они близки песням. Отсюда и особенности текстов, которые являются не развернутыми сюжетами, а, скорее, эпическими зачинами. Их содержание напоминает порой эпизоды богатырских сказок (24). Черты былинности проступают и в духовном стихе о Федоре Тырине (22), преломившем сюжетные мотивы Егория-змееборца. Сохранностью многих духовных стихов также поддерживается жизнь эпической традиции.

Лирическое начало, пронизывая почти все жанры, придает им художественное единство. В высшей степени лиричны и карагодные песни, хотя стоят они несколько особняком от всех остальных, поскольку приурочены к календарному периоду от Крещения до Маслены. Карагод, собиравший до 500 человек, представлял собой ритуальное многочасовое шествие «по солнцу». Единство с природой, погруженность в нее рождали медленные, удивительные по красоте распевы. С ними перемежались более подвижные крыловые песни (8. 10). Название им дала основная хореографическая форма «воротца», именуемая крылом. Они увлекают пульсирующим движением, пластикой каждого танцующего.
Прикрепления: 6033790.jpg(101Kb) · 2887929.jpg(29Kb)
 
дядя_МишаДата: Четверг, 27.09.2012, 00:37 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


Примечательна у некрасовцев неразделенность мужского и женского пения. Мужчины поют даже там, где по общерусской традиции властвуют женщины, например, в свадебном обряде. В то же время мужская традиция в казачьем фольклоре как самостоятельная постепенно потеряла свое значение. Это связано, видимо, с утратой воинского уклада жизни (в религиозном же старообрядческом обиходе мужская певческая традиция сохраняется и поныне).

Некрасовское пение — это хоровое одноголосие, гетерофония: женские голоса звучат в одном регистре с мужскими, будто узорочьем вьются вокруг оси напева. Они не контрастируют, и звуковой рельеф отличается выровненностью, монолитностью. Ее усиливает единовременная пульсация слов, присущая древнему многоголосию. Запев и хоровой подхват почти не противопоставлены друг другу, что мало характерно для русского музицирования.

Завораживает сольное мастерство певцов. Особенно гибок, непредсказуем в своем мелодическом интонировании голос А. Никулушкиной. В ее исполнении преображаются даже хорошо известные песни, например, «Синее море разыгралося». Замечательны ее ансамбли с А. Чернышевой, Е. Гулиной: напевы, растворенные в прихотливой орнаментике, погружают нас в какое-то незнакомое, «чужое» ощущение музыкального времени, звукового пространства. Цветистость и изысканная неспешность напоминают о восточной монодийной культуре. И это не случайно. Ведь если люди знают не только русские песни, если в трудовой и праздничный ритм их жизни вросли символы и поэтика Востока, то трудно найти грань, отделяющую русские интонации от восточных.

Отличительная особенность жизни некрасовской общины — многоязычное окружение. Оно «преследовало» казаков постоянно. Так было на Кубани среди калмыков, черкесов, кабардинцев, татар. Так было и в пестрой по национальному составу придунайской Добрудже. Другие старообрядческие группы, может быть, проигнорировали бы внешние влияния, отгородились бы от них. Некрасовцы же, живя в соприкосновении со множеством других культур, не только сохраняли основы своей традиции, но и постоянно перестраивались, вбирали новое. Так формировались их этнография и костюм, жанровая система музыки и манера интонирования. Для русских вообще характерно такое свойство, как открытость культуры. Будто о некрасовцах в «Заметках о русском» Д. С. Лихачев писал: «Меньше было в русском народе национального эгоизма, чем национальной широты и открытости».
Прикрепления: 5207468.jpg(68Kb)
 
дядя_МишаДата: Четверг, 27.09.2012, 00:41 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


Особенно богата встречами была жизнь казаков в Западной Анатолии, куда они пришли в начале XIX века. Этот район Мраморного моря — старая византийская территория — издавна населен различными национальными группами. Отсюда и «цветистость» языков и обычаев: мусульманское соседствует с христианским, живы отсветы язычества, давшего некогда исток и тюркской, и византийской культурам. Здесь некрасовцы встречались с армянами, узбеками, арабами, с которыми подолгу бывали в дороге, вместе служили в армии. От них, случалось, слышали и запоминали разные песни, в том числе турецкие. Были и другие влияния. Так вошла в быт губная гармошка, занесенная итальянцами или немцами, с которыми Турция после I мировой войны имела хорошие отношения. Но исполнение на губной гармошке обрело своеобразие: плясовые наигрыши по-восточному гибки, пластичны, да и названия их характерны — «Измирская», «Черкесская». Губнушка (казаки еще называли ее «музычкой») стала спутницей русских хороводов, протяжных песен и даже былин. Преломлена у некрасовцев и греческая традиция. Истоки ее иные и связаны с греко-турецкой школой Стамбула: мужчины, учившиеся в ней, знают напевы, исторически смыкающиеся с древнерусским пением (17).

Естественно, основные контакты были с турками — и в самом селе, с местными жителями, и в городах, как близлежащих, например, Бандырме, так и отдаленных: Измире, Конье, Акшехире — центрах торговли, промышленности и ремесленных промыслов, куда ездили «разжиться» тканями, зерном и прочими необходимыми товарами.

Среди сельских песен, встречающихся у некрасовцев, интересен жанр мани — импровизационные припевки, бытовавшие на посиделках. Хорошо известный всем зачин предваряет последующую импровизацию, которая по смыслу и форме не связана с начальными строками. Хоровой припев дает время подготовиться к новому зачину (11):

Во Стамбуле Касым-паша,
Сюда мой возлюбленный пришел.
Что мне делать, как мне быть?
Мой возлюбленный здесь.
Припев:
Я подправила себе брови сурьмой,
Я подрумянила свое личико
И встретилась с моим возлюбленным.
У меня на руке часы
Я их либо завожу, либо нет.
Я не пойду с первым попавшимся человеком.

Припев:
Я нашла монету в десять курушей
И не знала, что с ними делать.
Однако мой возлюбленный не отсюда родом.

Такие припевки близки частушкам, и поют их, нередко чередуя турецкий и русский языки (12).

В городах музыкальные впечатления черпались на ярмарках, в тавернах, балаганчиках, где звучало множество песен (в некрасовской терминологии «театровских»). Этот пласт городских лирических и шуточных напевов отложился в памяти казаков лишь в последние десятилетия. Те, кто уходили на заработки и долго жили в городах, знают, что звучало по радио, а также в кино, которое было любимым развлечением сельских жителей. Одну из таких лирических песен в жанре шаркы поет А. Никулушкина (13):

Что за печальная судьба у меня приключилась?
Я с моим милым мужем рассталась-простилась.
Свои руки открывала, горючи слезы проливала.
О боже, посочувствуй моему горю!
Мой муж оставил меня, и мы простились.
Прикрепления: 1967649.jpg(40Kb)
 
дядя_МишаДата: Четверг, 27.09.2012, 00:41 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Многим некрасовцам хорошо помнится и песня из популярного в 50-е годы турецкого фильма «Последний романс», о чем вряд ли подозревает автор, ныне здравствующий композитор, певец и киноактер Зеки Мурен (14):

Долгие годы я ждал тебя.
Ты мне приснилась, моя любимая Магнолия.


Но турецкие напевы, попадая на иную национальную почву, преображались интонационно, незнакомые слова и выражения заменялись более привычными, а потому, исполняя чужие напевы, некрасовцы по-русски растягивают гласные, постепенно завышают мелодию, что вовсе не свойственно турецкому пению. Подобная новизна звучания и привлекала турок, которым так нравилось слушать свои напевы в исполнении некрасовцев.

Естественно, преображались и тексты, особенно городских песен. Дело в том, что они написаны литературно обработанным языком, в котором сильны влияния книжной персидской лексики, а с ней знакомы лишь образованные люди. Казаки же воспринимали их на слух. Отсюда замена слов, неясность смысла, нечеткость произношения, а соответственно, и трудность перевода таких «турецких» песен. Не случайно и то, что песни помнятся только фрагментами. Подобные переосмысления встречаем и в области топонимики: название озера Маньяс стало произноситься некрасовцами как Майнос, поскольку это слово переводится на русский язык и ассоциируется с чем-то родным (Майнос в переводе с турецкого — «петрушка»). И в этом есть своя закономерность, когда чужое осмысливается как близкое, понятное. Тем самым свое, родное все более возвышается и укрепляется, оставаясь главной, заветной мечтой.

...Ты прости-прощай, наш Тихий Дон,
А тебе, царю, не за что.
Через тебя иду во неволюшку.
Во неволюшку, во туретчину.
Умирать буду — я и там умру.
Если жив буду — я опять приду,
Я опять приду на Кубань-реку.

И вот снова Россия. Но как часть своей истории и своего пути не забыты песни и обычаи чужих стран. Они живут в большом и малом. Добрососедски помнятся имена турецких жителей, хранятся фотографии с Майноса (возможно, и там берегут искусные бисерные украшения, подаренные казаками). Многие старые привязанности не угасли в современном быту. Любят казаки сидеть на ковре, поджав ноги, пить кофе, варить кукурузу, чорбу. Непременно услышим и турецкий язык. В праздники же улицы озаряются блеском сверкающих на солнце костюмов. Таковы сегодня некрасовцы.

В. Н. МЕДВЕДЕВА (Московская консерватория)

Оцифровка текста:
http://www.perunica.ru/miusik....87.html
 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Казаки-некрасовцы на чужбине и в России (Recorded 1982-86) (Русские и турецкие народные песни и наигрыши)
Страница 1 из 11
Поиск:

Меню сайта

Календарь

Block content

Статистика

Поиск