Фольклорный ансамбль "Ромашинская слободка"

Воскресенье, 20.08.2017, 16:39

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Былины Печоры (2001) - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: дядя_Миша, Музыковед 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Былины Печоры (2001) (Из собрания фонограммархива ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН)
Былины Печоры (2001)
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:21 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И СОКОЛЬНИК (Том 1, № 67—99)

Подавляющее большинство записей этой былины сделано на европейском Севере России. Северо-восточные редакции сюжета (печорские, мезенские, кулойские, часть золотницких и поморских текстов) принадлежат к одной версии, для которой характерно развернутое описание богатырской заставы, «введение в качестве действующего лица (а не только упоминаемого) матери <...> изображение охотничьих атрибутов Сокольника (ловчие звери и птицы)» (Аст., I, с. 611); сына Ильи Муромца обычно именуют Сокольником или Подсокольником. Отдельными элементами с этой версией перекликаются некоторые кенозерские записи, а также два очень близких друг другу варианта из Шенкурского (Кир., I, с. 46) и Архангельского (Кир., IV, с. 6) уездов, которые неоднократно перепечатывались и обрабатывались составителями популярных сборников и хрестоматий. В Печорском крае былина о бое Ильи Муромца с сыном занимает первое место по количеству записей (свыше 30), большинство стихотворных вариантов отличается высокими художественными достоинствами. На протяжении почти целого столетия местная редакция сюжета устойчиво сохранялась в живом бытовании, ее специфические особенности легко обнаруживаются даже в дефектных, полузабытых текстах и отрывках (см. коммент. к № 78, 114, 313, Прилож. I, № 18—22 и др.).

Около половины печорских записей сделано в нескольких деревнях на реке Пижме, их уроженцы занесли местный извод былины в другие районы Печорского края (см. коммент. к № 78, 85, 98). Пижемские варианты отличаются устойчивостью композиции, богаты оригинальными деталями и выразительными формулами, не встречающимися в других северо-восточных записях, в том числе и в текстах с Печоры. Среди богатырей, охраняющих Киев на заставе, называется Мишка Торопанишка, «рода торопливого»; в описании Сокольника используется отрицательный параллелизм («Не Буян ле славной остров там шатаитсе, да не Саратовы ле горы да знаменуютсе»); отводя богатырей, которые не смогут одолеть врага, Илья Муромец говорит: «За невид („незавид“) потеряет буйну голову»; отправляя опозоренного Алешу (или Добрыню) на заставу, Сокольник иронически передает «низкой поклон» Илье и предупреждает: «Да пускай вами, г<овнами>, не заменяетця, самому ему со мной не поправитцэ»; чудесное избавление Ильи от смертельной опасности во время поединка («вдвое-втрое силы прибыло») обычно сопровождается формулой, связанной с морскими впечатлениями: «Вдруг не ветру полоска да перепахнула» (ср. один из мезенских текстов — Григ., III, 42); временное поражение богатыря мотивируется его хвастовством: «Подоспело („спутало“, „попутало“, „сретило“) его слово похвальнёё»; мать Сокольника нередко называется «поляницей да одноокой». Некоторые подробности и формулы роднят пижемские варианты с записями со Средней Печоры: богатыри стоят на заставе «недалёко от Киева, за двенадцать вёрст»; Сокольник прямо в седле пишет «ярлыки скоры грамотки»; догнав противника, Добрыня говорит ему: «Если русьской богатырь, то поворот даю, если не русьской богатырь, то я напуск держу»; возвратившись к матери, Сокольник обзывает Илью «собакой ярыжливой», «старой коровушкой базыковой». В пижемских текстах встречаются некоторые формулы, известные по записям из других северо-восточных районов, но не зафиксированные на Средней и Нижней Печоре: Добрыне ведут коня «с семи цепей, с семи розьвезей» («с восьми ремней»); различные виды оружия обобщенно обозначаются словом «бой» («тем боем друг друга не ранили», «бросили тот бой на сыру землю»). Вместе с тем в пижемском изводе отсутствуют отдельные эпизоды и общеэпические формулы, имеющиеся в других печорских записях, — ни в одном варианте не рассказывается о рождении и детстве Сокольника, нет формулы «по колена в землю утопталися», «видно, старому мне замены нет»; не упоминается, что Илье «в поле смерть не писана». Специфические особенности этого извода наиболее полно представлены в былинах Федосьи Чуркиной, Еремея и Леонтия Чупровых (№ 67, 88, 91).
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:22 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Обилие оригинальных формул и подробностей не выводит пижемские тексты за пределы печорской редакции сюжета. Как правило, они касаются частностей, словесного оформления общепечорских мотивов и эпизодов; сюжетная схема былины во всех уголках этого обширного региона остается неизменной. К тому же целый ряд своеобразных формул зафиксирован на всей территории Печорского края. Это — угрозы Сокольника взять Илью Муромца «в прикащики», Добрыню — «во писари», Алешу — «чашки-ложки мыть» и т. д.; описание его расправы с Добрыней или Алешей («Да и дал ему по ж<опе> два потяпыша, да и прибавил ему два алабыша») (за пределами печорского региона эти два мотива отмечены лишь в одном мезенском варианте — Аст., I, 2); надежды Ильи на легкую и скорую победу («А не успеете вы щей котла сварить, да привезу погану да буйну голову»); упреки Сокольника матери («Тебя зовет б<лядкой>, а меня выб<блядком>») и ее ответ («Не пустым-то молодець похваляитцэ») (предпоследняя формула зафиксирована однажды на Мезени — Аст., I, 20). Если в других редакциях сюжета Сокольник подбрасывает «под облаки» палицу или меч, на лету подхватывает оружие и угрожает Илье Муромцу («Как я владею палицей, так владеть мне старым казаком»), то в печорских текстах этой угрозы нет, Сокольник «тешится» стрельбой из лука, на лету подхватывая выпущенную стрелу. Лишь в двух вариантах упоминается «палочка», причем в одном из них — вместе со «стрелочкой» (№ 76, 79). Своеобразна печорская формула, выражающая недовольство киевских богатырей вызывающим поведением «нахвальщика»: «Нас ничем зовет, ни во что кладёт». Подробное изложение предыстории Сокольника, характерное для среднемезенской редакции и некоторых других вариантов (см. Аст., I, с. 611), на Печоре встречается в 4 текстах (по 2 с низовьев и среднего течения — см. № 74, 76, 84, 87).

http://feb-web.ru/feb....ьник_67
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:25 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
4. Илья Муромец и Сокольник

Зап. Балашовым Д. М.: дек. 1964 г., д. Боровская Пижемского с/с Усть-Цилемского р-на Коми АССР — от Чупрова Еремея Провича, 77 лет.



Ай во стольнём во городе во Киеви,
Там жили на за́ставы бога́тыри,
Каравулили-хранили стольнёй Киев-град,
Не видали они не конного, не пешого,
5 Не прохожого оне да не проежжого.
Да не серой там волк да не прорыскивал,
Да не чёрной медведь там не пробегивал.
Ставает старо́й да поутру рано,
Да выходит старо́й дак вон на вулецу,
10 Да берёт-де старо́й подзорну трубочку.
Он смотрит под сторону под’летнёю —
Кабы там-де стоят да лесы темныя;
Он смотрит под сторону под западню —
Кабы там-де стоят горы ледя́ныя;
15 Он смотрит под сторону под северну —
Кабы там-де стоит да морё синяё;
Он смотрит под сторону восточную —
Кабы там-де стоит да полё чыстоё.
Не туман, видит, в поле да колыбаитце,
20 Видит: ездит богатырь, забавляитце.
Он кверху-то стрелочку постреливат,
На сыру землю стрелку не ураниват,
На лету ету стрелочку подхватыват,
На одном-то колени дёржит чернильничку,
25 На другом-то колени дёржит гумажочку,
Да и пишот бога́тырь скору грамотку.
Подъежжает бога́тырь ко белу́ шатру,
Он подбросил ету грамотку старо́му казаку.
Вот берет-де старо́й да ету грамотку,
30 Да заходит старо́й да во бело́й шатёр,
Заревел тут старой да громким голосом:
«Уж как не времё спать, да нам пора ставать,
От великого сону пробужатися,
От великой хмелинки просыпатися!»
35 Вот скочили ребята на резвы́ ноги́,
Умывались они да ключевой водой,
Утирались они все полотенышком,
Вот и стал им читать да старый грамотку:
«Уж я еду-де к вам да во стольней Киёв-град,
40 Я греметь-штормовать у вас в стольнём Киеве,
Стара́ казака да я под меч склоню,
Молоду ег̇о княгиню за себя возьму,
А бело́й ваш шатёр да я на дым спущу,
А святы́ ваши иконы на поплав воды спущу,
45 А Мишку Торопанишка — во конюхи,
А Добрыню Микитичя — во писари,
Кабы Мишки Торопанишку — чашки-ложки ему мыть,
Чашки-ложки ему мыть да поварёночки».
Вот и стал тогда старой да их выспрашивать:
50 «Да ког̇о мы пошлём да во чысто́ полё,
Во чысто́ полё пошлём мы за бог̇а́тырём?
А послать бы нам Мишку Торопанишка:
У нас Мишка-та роду торопливого,
Заевяд он потерят свою буйну голову.
55 А пошлём лучше́ Добрынюшку Мекитичя:
А Добрыня-то роду да у нас вежливого,
Он сумеёт с бог̇а́тырём-то съехатьце,
Он сумеёт бог̇а́тырю ведь чесь воздать».
Вот и стал тогда Добрынюшка срежатися,
60 Вот и стал тут Микитич сподоблятися.
А не видяли, Добрыня как на коня когда скочил,
А увидяли: Добрыня в стремена ступил.
Да увидяли: в чысто́м поле курева́ стоит,
Курева́ где стоит, да дым столбом валит,
65 У коня-то ыз роту пламё мечитце,
У коня из ноздрей да искры сыплютце.
Полятел тут Добрыня во чысто́ поле́,
Подъежжает Добрыня ко бог̇атырю,
Зарявел тут Добрыня во перьво́й након:
70 «А куда же ты едёшь, куда путь дёржишь?
Не воротишь ты на за́ставу каравульнюю?»
А на ето бог̇атырь не ослушалсэ.
Заревел тогда Добрыня во второй након:
«Ах ты ле́тишь, ворона пустопёрая,
75 Ах ты ле́тишь, сорока загумённая,
Ах ты нас, видно́, бог̇а́тырей, нечым зовёшь?»
А на ето Сокольник поворот даёт,
Налетел тут Сокольник на Добрынюшку,
Он схватил тогда Добрыню со добра́ коня,
80 Он бросил ег̇о да на сыру́ землю́,
Да и дал ему по жопы-то два тяпыша,
Да прыбавил ему да два олабыша,
Посадил его назад да на добра́ коня:
«Поежжай ты назад да во белой шатёр
85 Да скажи старику от меня низко́й поклон,
Да пускай вами, говном, не заменяитце,
Самому ему со мной да не поправитцэ».
Видят: едёт Добрыня не по-старому,
А конь-то бежит да не по-прежнему,
90 Повеся́ он дёржит да буйну голову,
Потопя он дёржит дак очи ясныя.
Подъежжает Добрыня ко белу́ шатру,
Да заходит Добрыня во бело́й шатёр.
Вот и стал ег̇о старик тогда допрашивать,
95 Ай и стал ему Добрынюшка рассказывать:
«Он послал со мной тебе низко́й покло́н,
Не велел нами, говном, да заменятися, —
Самому ему со мной, говорит, не поправитцэ».
У старо́го-то плеця расходилисе,
Прикрепления: 7628547.jpg(124Kb)
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:27 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
100 А глаза у его да помутилисе,
Заревел тогда старо́й да громким голосом:
«Вы уздайте, седлайте ко́ня доброго,
Коня доброго уздайте да со восьми цепей.
Не успеете вы, говорит, горшка сварить —
105 Привезу я ведь тотарску да буйну голову!»
Вот и стал тут старо́й тогда срежатисе,
Надевает он латы да бог̇атырьцкия,
Надевает он шляпу да на лево́ вухо́,
А черно́й ворон у ег̇о на лево́м плечи,
110 А сизо́й-то орёл да на по-правом плечи,
Да не видели, старой как на коня когда скочил,
А увидели: старой да в стремена ковда ступил.
Да увидели: в чысто́м поле курева́ стоит,
Курева где стоит, да дым столбом валит,
115 У коня-то из роту пламё мечитце,
У коня из ноздрей да искры сыплютце,
А хвост-от трубачкой завиваитце.
Полятел тут старо́й да во чысто́ полё,
Подъежжает старо́й да ко бог̇а́тырю,
120 Заревел тут старик да во перьво́й након:
«А куда же ты едёшь, куда путь дёржи́шь?
Не воротишь ты на за́ставу каравульнюю?»
А на ето бога́тырь не ослушалсэ.
Заревел тут старо́й да во второй након:
125 «Ах ты ле́тишь, ворона пустопёрая,
Ах ты ле́тишь, сорока загумённая,
Ах ты нас, винно́, бог̇а́тырей, нечим зовёшь?»
А на ето бог̇а́тырь поворот даёт.
А не две тут ведь тучи да столконулисе —
130 Два бог̇а́тыря тут да солеталисе.
Задрожала тогда да мать сыра́ земля.
Они бились-хвостались да целы суточки —
У их палицы все да изломалисе.
Они ж выхватили сабельки булатныя.
135 Они бились-рубились да вторы суточки —
У их сабли-ти все да исщарбалисе.
Они бросили тот бой да о сыру землю́.
Да скочили тогда да со добры́х коней,
Да схватились они тогда в охабочку.
140 Они бились-боролись третьи суточки,
А старог̇о похвальнё слово спутало —
Ан одна-та ног̇а да подкатнуласе,
А втора-та ног̇а да подломиласе —
Упал тог̇да старо́й да на сыру́ землю́.
145 Заскочил ему Сокольник на белы́ груди,
Он разо́рвал-де латы да бог̇атырския,
Да и вытащил чиньжалишчо булатноё.
Взмолилсэ старой тог̇да Бог̇ородицы:
«Пресвятая ты мати Бог̇ородица,
150 Почему ты меня да ето выдала
Черны́м во́ронам да на росклёваньё,
А люты́м-то зверьям да на ростасканьё?
Я стоял ведь за веру за Христовую,
А молилсэ всегда тебе, Бог̇ородицы».
155 А не ветру полоска тог̇да махнула же —
Вдвоя-втроя у старо́го силы прибыло,
Сосвистнул он Сокольника со белы́х груде́й,
Заскочил он ему да на его груди́,
Он розо́рвал-де латы да бог̇атырския
160 Да и вытащил чинжалишчо булатноё.
Замахнулсэ Сокольнику во белы́ груди́ —
А в махальни рука у ег̇о застояласе.
Вот и стал ег̇о старо́й да тут расспрашивать:
«Да каког̇о же ты роду, какой племени,
165 А как же тебя зовут по имени?»
Отвечает Сокольник да таковую речь:
«Когда был я у тя да на твоих грудя́х,
Я не спрашивал не роду у тя, не племени».
Замахнулсэ старо́й да во второй након —
170 В завяти́ у ег̇о рука да застояласе.
Вот и стал ег̇о старой ище выспрашивать:
«Да каког̇о же ты роду, какой племени,
Ах как же тебя зовут по имени?»
Отвечает Сокольник таковую ему речь:
175 «Есь, грит, за морём бог̇атырица да одноокая,
Я ейный сынок, а отец у мня прохожой молоде́ц».
Соскоцил тог̇да старо́й да на резвы́ ног̇и,
Поднимает Сокольника на резвы́ ноги́:
«Ах ты ой еси, дитятко, Сокольник же,
180 А ведь ты будёшь сынок, а я отец тебе».
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:29 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
(Это было как раз, — я сказкой остатки доскажу, что ле, петь-то не замог.)

Он, это самое, стар казак, ездил всегда он по все́му свету, искал всё себе поединщыка, чтобы хто
мог с им состоять. И вот и он как раз услышал это — за морем там одноокая бог̇атыри́ца есь очонь
сильняя. Он к ей уехал, там силу тожо попробовать; ну он там с ей отведалсе, ей победил, ну, она
и стала просить в гости его там, к ему. Оне уехали, видно, там подвыпили, погостились, да и пере́спали
185 там. И он прижил этого самого вот Сокольника ей, в это время, в этой гостьбы. Ему только было.
двенадцеть лет, он стал у матери просить благословленье ехать себе поединщыка искать. А она говорит:
«Что ты, дитятко, молодёшенёк ты, зеленёшенёк... (Оно — всё бы оно поётся, ну я... худо петь-то мне,
не могу!) Ты, говорит, тебе, говорит, не времё ехать, ты, грит, пока подрости, подобрей; подобреёшь,
тогда, грит, поедёшь». А он ей заявил: «Дашь, говорит, коня, поеду, и не дашь — поеду!» Ну, она,
190 в силу необходимости, пришлось ей отдать коня бог̇атырског̇о своег̇о. И он вот к им и приехал. Она ёму
рассказала, что вот такия-то там бог̇атыри живут, охраняют такой-то г̇ород, и вот он к им и приехал, как
раз этот сын егов. И вот они тут и сразились.

Ну, он только был двенадцати ище лет, но он уже отца своего всё-таки переодолел. Ну, и вот он,
настолько был, тожо уж бог̇атырь был, дак ишь и серьцо-то большоё жо было. Стал его стар казак звать
195 в гости-ка к отцю там, а он грит: «Нет, я уж поеду счас домой, грит, а приеду — дак только с матерью,
говорит, к тебе в гости». Приехал домой, россердилсе так, разнервницал. Мати вышла его встречать:
«Где же ты, дитятко, говорит, побыл, кого же ты повидел?» — «Был, говорит, я за морём, видел
бозыкову коровушку, говорит. Она, говорит, тебя зовёт блядью, а меня — выблядком!» Россердился,
матерь свою чинжалишчом ша́рнул, и матерь свою убил. И тог̇да завернул своего коня и поехал обратно,
200 опять во белой шатёр.

Приехал, а стар казак с великог̇о побоища. У его ети все помощники видели там, как они дрались.
Они от страху убежали все и лишились своего шатра. Он приехал, — их никог̇о нету. Он коня спустил
там и лёг, да бог̇атырским сном заснул. А ет Сокольник прилетел, сын его, ко белу шатру, заскочил во
белой шатёр, а отець ёго спит богатырьским сном. Ша́рнул ему чинжалишчом в грудь. Погодилсе,
205 говорит, у старо́го старинной чуден крест, говорит. Угадал да в самый крест выгнул, а груди не повредил.

Скочил, говорит, стар казак, говорит, на резвы́ ноги́,
Схватил, говорит, Сокольника в-за белы́ кудри́, говорит,
Хвостнул его о кирпичён пол,
Наступил, говорит, ему на одну руку, другую ото́рвал, говорит,
210 Наступил, говорит, на одну ногу, — ото́рвал.
И выбросил за окошко и опять лёг спать.

(На этом старина, по-моёму, кончилась. Может быть, и еще дальше что ле было, но я больше-то не могу петь-то. Вишь, когда бы у меня ребята вот помогали бы, то бы мы спели всё бы это. Но мне трудно. У меня вишь как сердцо-то больнё, дак мне трудно петь-то. Долго-то не могу я.)

http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bl1/bl1-438-.htm

Примеч. соб.: к строке 41: «Видимо, ошибочно не назвал Владимир-князя».
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:32 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
БУТМАН (№ 214—234)

По мнению исследователей, сюжет возник не ранее XVIII в., в форме эпической песни записывался только на Печоре (один вариант — в Усть-Цильме, все остальные — в деревнях по реке Пижме).

Используя отдельные мотивы, поэтические образы, имена собственные и фразеологию былин, исторических песен и преданий, печорские сказители создали оригинальный сюжет, не имеющий близких параллелей. «Вс. Миллер объяснял имя героя ‹...› влиянием олонецких преданий о Бутмане — владельце заонежских чугунных и меднолитейных заводов времени Петра I — Андрее Бутенанте фон Розенбуш. ‹...› От исторических преданий сохранились лишь имена и отголосок воспоминаний о сильной личности Бутмана, кроме того, смутные реминисценции легенды о каком-то покушении на жизнь Петра I в Шведской земле». (Аст., I, с. 556).

В процессе устного бытования связь «Бутмана» с конкретными историческими событиями еще больше ослабела. Петр I упоминается только в одном варианте Ончукова (№ 214) и одной записи 1929 г. (№ 219 — «царь сын Олексевиць»), в других текстах царь безымянен (используются характерные для исторических песен эпитеты «надежа православный царь», «белый царь») или заменяется былинным князем Владимиром (№ 216, 221, 223, 232), Иваном Васильевичем (№ 230, 231). Не все сказители помнили и самого Бутмана — в ряде вариантов его имя вообще не фигурирует (героя называют «добрым молодцем», «детиной» — № 218, 219, 220, 226 или сохраняется только в названии произведений (№ 223, 225). На характеристике главного героя сказалось влияние былин об Илье Муромце и голях кабацких, Василии Игнатьевиче; близость Бутмана к голям кабацким, сцена его опохмеливания в кабаке или в царских палатах, отказ от традиционной награды (золотая казна, города с пригородками и пр.) и просьба позволить «пить вина безденежно, бескопеечно. Не исключено, что все варианты песни о Бутмане восходят к одному источнику. Об этом свидетельствуют значительная удаленность мест ее записи от района бытования преданий о Петре и Бутмане (Печора — Заонежье), узкая локализация в нескольких деревнях по реке Пижме, стабильность сюжета и устойчивость диалогов, эпических формул, оригинальных подробностей (зачин, описание хвастовства Бутмана в кабаке, упоминание «придворных людей губернаторов», диалог героя с царем и др.). Большинство вариаций вызвано введением в тексты имен былинных персонажей и незначительными разночтениями в описаниях.

http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bl2/bl2-443-.htm?cmd=0&hash=БУТМАН
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:38 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
5. Бутман

Зап. Балашовым Д. М.: дек. 1964 г., д. Боровская Пижемского с/с Усть-Цилемского р-на Коми АССР — от Чупрова Еремея Провича, 77 лет.

Третья по счету запись этой былины от Е. Чупрова. На фонограмме нет строки 6.

Варианты Е. Чупрова и близкие к ним тексты Л. Чупрова (№ 221, 234 и др.) принадлежат к одному изводу, который дополняет печорскую редакцию сюжета некоторыми деталями. Разгневанный хвастовством Бутмана, царь называет его «горькой пьяницей» (ср. мезенскую и кулойскую редакции сюжета «Василий Игнатьевич и Батыга»), но, узнав в нем своего спасителя, предлагает необычную награду:

Я отдам тебе все корабли да всё со шлюпками,
А ты будёшь царём, я и слугой твоей.

В первой записи от Е. Чупрова место царя занял былинный «солнышко Вылодимер-князь», во второй и третьей этой замены нет; при повторных исполнениях сказитель ввел в текст сцену опохмеливания Бутмана царем. Былина записывалась от Е. Чупрова трижды (см. № 222, 227).



Как про белого сказать царя, про бедного,
Про удалого сказать да добра молодца.
Ах ты ой еси, уда́лой доброй молодец!
Он ведь часто где ходит на царев кабак,
5 Он помногу где пьёт да зелена́ вина,
[Он не рюмками пьёт да не стоканами —]
Он откатыват бочки да сороковочки.
Во хмелю-ту сам детинка несурядливой,
Из речей-то детинка выхваляетце,
10 Уж как силушкою да похваляетце:
«Уж я силушкою буду царя сильней,
Уж как сметочкою царя посметливе!»
Погодились у царя люди придворныя,
Вот придворныя люди — губернаторы,
15 Вот пошли они к царю, скоро́ доло́жили.
Вот послал тогда ведь царь да слу́гов верныих,
Слу́гов верныих послал, да неизменныих:
«Вот сковать его, связать да горьку пьяницу,
Приведите его да на допрос ко мне!»
20 Вот пошли тогда тотара толстобрюхия:
«Ах ты ой еси, удалой доброй молодец!
Уж как звал тебя ведь царь да на почестен пир».
Вот пошёл тогда Бутман да сын Иванович,
Он заходит к царю да на дворец ему.
25 Вот и стал его тогда да царь допрашивать:
«Ах ты ой еси, кабацка горька пьяница,
Ах, ты много где ходишь на царев кабак,
Ах, ты много где пьёшь да зелена вина,
Из речей-то, детинка, д вышибаешьсе,
30 Будто силушкою да ты меня сильней,
Уж как сметочкою меня посме́тливе».
Ах ты ой еси, детинка исхваляитце:
«Ах ты ой еси, солнышко Владимер-князь!
Уж ты дай-ко мине да опохмелитца,
35 А ты дай-ко мне чару полтора ведра».
Вот и дали ему чару полтора ведра.
Он и выпил, Бутман да сын Иванович.
«Ах ты ой еси, наш солнышко, Владимир-князь!
А ког̇да была война у тя со турками,
40 Тог̇да хто вас от смерти-то повыручил?» —
«Ах ты ой еси, удалой доброй молодец!
Уж я дам тебе все города да с пригородками,
Уж я дам тебе карабли да все со шлюпками,
Ах, ты будёшь царем, а я слугой твоей!» —
45 «Мне не надо города да с пригородками,
Мне не надо корабли твои со шлюпками,
Разрешите мне вина да пить безденёжно,
Пить безденёжно вина, да бескопеечно!» —
«Ах ты ой еси, Бутман да сын Иванович,
50 Я разрешу тебе вино да пить безденёжно,
Пить безденёжно вино, да бескопеечно».
Вот пошел тогда Бутман да сын Иванович:
«Ах вы гой еси, дружья́ мои кабацкия!
Вы пойдемте со мной да опохмелимсе!»
Прикрепления: 7258195.jpg(190Kb)
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:39 | Сообщение # 23
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
55 В таю́ жил, обо́рванцем таким, ходил по кабакам, вино попивал. А как-то война у их образовалась,
у этого царя, с турками они завоевали. И турки их уже побеждали. При́жали к какой-то к реки всю его
силу, у етого царя, ли к озеру, к чему ли, — добивали уже силу у его. Во́йска уже много перебили,
остальных уже добивали. Этот самый бог̇атырь (тогда война была нарукопашку еще прежде там, дак...)
он налетел тогда на своём кони и начал рубить этих турков. Кото́ро конь топчет ногами, кото́ро рубит;
60 се́кци да се́кци, и потом вырубил их тут большинство. Остальных угнал всех назад. Выручил их и опять
скрылся. Царь искал по всему г̇осударству ег̇о, разыскивал-разыскивал и найти не мог ег̇о, хто такой
был? И вот когда он похвастал там, пьяноватой, этим, царь-от его стал допрашивать, а он ему и заявил:
«Когда, говорит, война у тя была со турками, хто вас, говорит, от смерти-то повыручил?» Тогда царь
узнал, что этот самый казак и был. Он тут избавил их, да опять уехал, да коня опеть скрыл, спрятал,
65 да опять оборвану ку́лю, худу́ одежду, надел, да ходит опять, попивает, пьянствует. И его разыскать
никак не могли нихто.

http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bl2/bl2-186-.htm
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:44 | Сообщение # 24
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
6. Илья Муромец и Сокольник

Илья Муромец и Сокольник: [Былина] № 89 // Былины: В 25 т. / РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — СПб.: Наука; М.: Классика, 2001—... — (Свод рус. фольклора).

Т. 1: Былины Печоры: Север Европейской России. — 2001. — С. 443—449.

Зап. Балашовым Д. М.: дек. 1964 г., д. Боровская Пижемского с/с Усть-Цилемского р-на Коми АССР — от Чупрова Леонтия Тимофеевича, 61 г., и его жены Чупровой Анны Лукичны, 52 г.

Вторая запись. См. коммент. к № 82 и № 90, 91, 99.

В строке 95 произведена замена: вместо «У барина корова» — «Убайна корова» в соответствии с реальным звучанием на м/ф по № 99, строка 97.




Ай недалёко было от города от Киева,
Не далёко, не близко — да за двенадцеть вёрст
Де стояла застава да богатырская,
Не вели́ка, не ма́ла — тридцать да собог̇а́тырей,
5 Они хранили-каравулили стольнёй Киев-град.
Де задягала дорожка да ровно тридцеть лет,
Тут не конной, не пешой а не прохаживал,
Не рыскуцёй зверь да не прорыскивал,
Ни ясён соко́л да не проле́тывал.
10 Ай-де был атаманом Илья Муромец.
По(й)утру ставал старо́й ранёшёнько,
Омываетце старо́й да клюцевой водой,
Он-де Бог̇у молитце, старой, да не помножоцьку,
Одевал Козловы сапожки да на белы́ чулки,
15 Он Бог̇у молитце дак не по множецку,
Одевал ведь кунью шубу да на одно плецё,
А пухов-от колпак дак на одно ухо́,
А-де брал он трубоцьку подзорную,
А выходил он сам дак на крылецюшко.
20 А зрил-смотрел в ту сторонушку во северну —
Ой-де на севери стоит дак ледяны́ горы́;
А ище зрит-смотрит в ту сторонушку в востоцьную —
Ой-де на востоке стоят дак лесы тёмные,
А-де лесы темныя, горы́ высокие;
25 А ище зрит-смотрит в ту сторонушку во южную —
А-де на юге стоят луга широкие,
А-де луга широки, травы там зелёные;
А ище зрит-смотрит в ту сторонушку во западну —
А-де на запади стоит да полё чистоё,
30 Полё чистоё, да всё Кули́ково.
А-де не славной Буян-остров там шатаитце,
А не Саратовы горы да взременяютце,
А, верно, едёт бог̇атырь да забавляитце:
А стрелоцькой он кверьху да сам постреливат,
35 На лету стрелу подхватыват, на пол не (й)ураниват
На лево́м колени ег̇о чернилица,
А на право́м колени ег̇о бумажоцька:
А-де пишот он арлык, дак скору грамотку,
Он подметывает ей да ко белу́ шатру.
40 А-де выбегал старо́й да поскорёшенько,
Он брал записоцьку легошонько,
А давал читать Добрынюшке Никитицу.
А-де читал Добрыня, да усмехаитце:
«А там едёт молодець, похваляитце:
45 „Уж я еду к вам да в стольнёй Киев-град,
А шуметь-грометь да в стольнём Киеви.
Я божьи́ церкви да и на дым спущу,
А древяны́ иконы — да на поплав воды,
А медны иконы да я во грезь стопцу,
50 А Владимера-князя́ да я под мець склоню,
Апракси́ну я княгину да на себя возьму.
Крупну силу да я сповыбью сам,
А мелку силу да я сповыгоню,
А Добрынюшку Никитиця я — во писари“».
55 Де закричал старо́й да громким голосом:
«А не времё спать, дак вам пора ставать,
А не от великог̇о хмелю да просыпатися,
А не от крепкого сна, робята, да розбужатися,
А ког̇о же мы пошлём дак за бог̇а́тырём,
Прикрепления: 9962753.jpg(117Kb) · 7422062.jpg(104Kb)
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:46 | Сообщение # 25
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
60 А ког̇о же мы пошлём дак за могуциим?
А послать-то не послать мне Дюка сына Степановиця?
А не Дюк Степановиць — роду неповоротливого,
Не за что он потерят дак буйну голову.
А послать-то не послать нам братьей да полонёныих?
65 А братья полонёные социняют всё изменушку.
А послать-то не послать Самсона сына да Колыбановиця?
А Самсон сын Колыбанов — роду да он сонливого,
Не за что он потерят дак буйну голову.
А послать-то не послать дак Мишку ле Торупанишка?
70 А Мишка Торупанишко — роду ле торопливого,
Не за что он потерят дак буйну голову.
А послать-то не послать Олёшеньку Поповиця?
А Олёшенька Поповиць — роду да заговорливаго,
А не сумеёт он с бог̇а́тырём ведь съехатце,
75 Не сумеёт он бог̇а́тырю ведь честь воздать,
А незави́д он потерят дак буйну голову.
А послать-то не послать Добрынюшку Никитиця?
А Добрынюшка Никитиць да роду вежливаго,
А сумеёт он с бог̇а́тырём ведь съехатце,
80 А сумеёт он с бог̇а́тырём розъехатце,
А сумеёт он бог̇а́тырю ведь честь воздать».
А не видели, как Добрыня да на коня скоцил,
А не видели, как Добрыня да в стремена ступил,
Токо видели: цисто́м поли́ копа́ть стоит.
85 Где догнал-се Добрынюшка Сокольника,
Он кричал, Добрыня, да во перво́й након:
«Если русский бог̇а́тырь, да поворот даю,
А не русский бог̇а́тырь, да я напу́с держу!»
А на ето детина да не(й) ослушалсэ.
90 А-де кричал Добрыня да во второй након:
«Если русский бог̇а́тырь, дак поворот даю,
А не русский бог̇а́тырь, да я напу́с держу!»
А на ето детина да не(й) ослушалсэ.
А-де кричал Добрыня да во третье́й нако́н:
95 «Если русский бог̇а́тырь, да поворот даю,
А не русский бог̇а́тырь, да я напус держу!»
И на ето детина да не(й) ослушалсэ.
А-де стал Добрынюшка ле ругатися:
«А едешь, гадина ты перегадина,
100 Не приворачивашь к нам на за́ставу каравульнюю,
Не считашь ты нас, уда́лых добрых молодцев.
А ле́тишь, ворона да пустопёрая,
Ле́тишь, машешьсе, сорока да загумённая.
А была у нас убайна коровина бозы́кова,
105 По загуменьям коровина волочиласе —
Олави́ной коровина подавиласе.
Верно те, собаке, да то же да надобно!»
А на ето детина да поворот даёт,
Ой-де брал он Добрыню да за жёлты́ кудри́,
110 Он бросил ег̇о да на сыру́ землю́,
Он дал тут ему ведь сам по тяпышу,
А прибавил еще́ да по олабышу:
«А поезжай-ко ты назад, Добрыня, да во бело́й шатёр,
Расскажи-ка старику да ты низко́й поклон,
115 Ан что он вами, говна́ми, да заменяитце,
Ему самому в поли да тут не справитце».
А-де едёт Добрыня да не по-старому,
Ег̇о конь бежит да не по-прежному,
А повеся́ дёржит Добрыня да буйну голову,
120 Потопя́ ег̇о да оци да ясные.
А-де стал старо́й Добрынюшку выспрашивать,
А-де стал старо́й Добрынюшку выведывать.
«Видел в поли да я бога́тыря,
Шлёт он тебе да сам низко́й поклон,
125 Что говорит — что́ он вами, говна́ми, да заменяитце,
Ему самому со мною да там не справитце».
А завидело око да молодецкоё,
А заслышило ухо да бог̇атырскоё,
А расходились ег̇о плеча́ могучия,
130 А рассердилось ег̇о да ретиво́ сердцо́.
«Уж уздайте-седлайте да мне добра́ коня́!
А берите вы ег̇о да вы со трёх цепей,
А кладите восемь ле подпружецёк,
А девяту кладите чересхребётную,
135 А на шею кольчужоцьку серебрену,
А не ради красы дак молодецкоей —
Ради крепости дак богатырскоей,
А щобы не оставил добрый конь дак во чисто́м поли́.
А не успеете вы щей котла сварить —
140 Да привезу погану да буйну голову
На пога́леньё вам, дак на поко́рканьё».
А не видели, как старо́й дак на коня скоцил,
А не видели, как старо́й дак в стремена ступил,
А не видели поездки дак молодецкоей,
145 А не видели побежки да лошадинноей,
Токо видели: в чисто́м поли копа́ть стоит,
Из-под копыт коня да искры сыплютце,
Изо рта коня да пламё да мечитце,
А не золотиста грива да росстилаитце,
150 Хвост трубой коня дак завиваитсе.
А-де наговаривал Сокольник да он своим слуга́м,
Он своим слуга́м, да сво́им да верныим:
«О<й> вибирайте вы себе хозяина поласковей,
А поласковей хозяина, повежливей, —
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:48 | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
155 Со стары́м-то съехатце, дак мне не брататце,
Со стары́м-то съехатце, дак не с родным отцом,
Со стары́м-то съехатце, дак дело да под молитвою,
Дело под молитвою, да чья божья́ помочь».
Тут не две горы ведь там столкнулисе,
160 А два бог̇а́тыря ведь в поле съехали.
Они бились-дрались дак целы да сутоцьки,
А копья их дак повихалисе,
Сабли их да пощербалисе.
Они бросили етот бой дак на сыру́ землю́,
165 Ухватились они да-де тут в охабоцку.
У старо́го похвальнё да слово сретило —
А-де лева нога его да подломиласе,
А права нога да прокользнуласе,
А-де упал старо́й да на сыру́ землю́.
170 Ай заскочил Сокольник на белы́ груди́,
А разорвал ег̇о латы булатные,
Вытащил кинжалищо булатное,
Он хотел ему ведь резать груди белые,
Осмотреть ег̇о-де ретиво́ серьцо́.
175 Где взмолился старо́й дак Богородице:
«Я за вас стою, да я за вас борюсь,
А я стою, борюсь за верушку Христовую,
А выдали вы мня поганым да на поруганьё,
А выдали мня поганым да на погаленьё!»
180 Тут не ветёр полосоцькой возмахиват —
У старого вдвоё-втроё силы да тут попри́было.
Ухватил он Сокольника за подпа́зухи,
Он бросил ег̇о да на сыру́ землю́,
А заскочил ему на груди белые.
185 А разорвал ег̇о латы железныя,
Он вытащил ножичёк булатноей,
Он хотел ему резать г̇руди белыя,
А смотреть ег̇о да ретиво́ сердцо́ —
А в плеци рука его да остояласе.
190 А-де стал старо́й спрашивать Сокольника:
«А коёй земли, да коя роду-племени?
А как тебя зовут ведь тут по имени?» —
«Я когда сидел у тя на г̇ру́дях, да я не спрашивал,
А режь меня и ты, не спрашивай».
195 Да замахнулсэ старо́й да во второй након —
А в локтю рука ег̇о да остояласе.
А-де стал старо́й спрашивать Сокольника:
«А как тебя зовут, да чьёго роду-племени?» —
«А ког̇да я у тя сидел на г̇рудях, тебя не спрашивал,
200 А режь меня да ты, не спрашивай».
А-де замахнулсэ старо́й да во третье́й након —
В заведи́ ег̇о рука дак остояласе.
Он-де стал старо́й ведь спрашивать Сокольника:
«Коёго роду, да коя племени?
205 Как зовут тебя по имени?» —
«А есть за морём полени́ца да одноокая,
Она будёт мине мать, да я её ведь сын».
Де взял старо́й Сокольника за подпазухи,
И поставил его да на резвы́ ноги́.
210 «Поезжай-ко к матери да во черно́й шатёр,
А скажи-ко ей ты да сам низко́й поклон,
А пусть приезжает к нам на за́ставу каравульнюю.
А не будёт те в поли да поединщика».
А говорил Сокольник да своей матери:
215 «Видел в поле я коровушку бозыкову,
Она блядью тебя ругат, дак меня выбледком».
А тог̇да говорит мати ведь сама Сокольнику:
«А старо́й-то не пустым ведь хвалитце,
А старо́й тебе да он ведь ро́дный отец».
220 Тогда рассердилсе Сокольник да сам ведь в ярости,
И срубил ведь голову родной матери.
И поехал тог̇да дак во бело́й шатёр.
А забежал Сокольник да он к Илье Муромцу
И ударил старо́го да во белу́ю грудь.
225 А-де у старо́го на груди да медный чудный крест,
Из-под креста старо́го да кровь ведь брызнула.
Тогда скочил старо́й дак на резвы́ ноги́,
Ухватил Сокольника за жолты́ кудри
И бросил ег̇о да о кирпичет пол.
230 Тут Сокольнику ведь смерть случиласе.

http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bl1/bl1-443-.htm
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:52 | Сообщение # 27
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
7. Илья и Сокольник

(Илья Муромец и Сокольник: [Былина] № 87 // Былины: В 25 т. / РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — СПб.: Наука; М.: Классика, 2001—... — (Свод рус. фольклора).
Т. 1: Былины Печоры: Север Европейской России. — 2001. — С. 433—437.)

Зап. Балашовым Д. М.: дек. 1964 г., сел. Усть-Цильма Коми АССР — от Вокуева Гаврилы Васильевича, 82 г.

Стройный по композиции, подробный и выразительный вариант — еще одно свидетельство хорошей сохранности сюжета в устной печорской традиции. Текст Г. Вокуева содержит многие специфические особенности печорской редакции былины, а также ряд эпизодов, редких в этом районе (рассказ о детстве Сокольника, воспоминания Ильи Муромца о бое и любовной связи со Златыгоркой). Редкая формула (строки 77—78) использована певцом для описания бесславного возвращения Алеши Поповича после стычки с Сокольником (ср. № 170).

Необычно описание богатырской «поездочки» Сокольника, содержащее не совсем ясную по смыслу гиперболу: «Как правой-то ногой да в струмена стоял, Ак левой-то ногой да колесо катил». В финальном эпизоде сказитель отступил от традиции: Сокольнику не удалось врасплох напасть на Илью Муромца, его заметили на заставе, что привело к повторному поединку.

На м/ф ленте плохо прослушиваются последние слова в стихе 100.

Былина была записана 15 окт. 1965 г. на ВСГ «Мелодия» (Москва): см. грампластинку Д-025677.




От того было от моря от Студёнаго,
От того было от камешка от Латыря,
Как от той было от матушки Златы́ки,
Как у ей-то бывал да чадо милоё,
5 Он просил-то у ей благословленьица,
Кабы съездить, сходить да в стольной Киёв-град,
Посмотреть там князя́ да со княгиною,
Посмотреть там ище русских бог̇а́тырей.
Как давала ему матушка благ̇ословленьица.
10 Выходил он ведь тогда да на конюшон двор,
Он седлал себе коня да троелеточка,
Надевал ему уздечку шамошелкову,
Ох, ле клал на ту лошадочку двенадцеть войлучков,
Как тринадцетой метал церез хребетницу,
15 Он не для-то басы — да ради крепости,
Щобы не оставил его доброй конь в чысто́м поли́.
Отправлялсэ Сокольник в стольной Киёв-град,
Он садилсэ тогды да на добра коня.
Как право́й-то ногой да в струмена стоял,
20 Ак лево́й-то ногой да колесо катил.
Он поехал-де нынь да по чысту́ полю́,
Он по тому-де ле ехал по роздольицу.
Говорил-то Сокольник таковы слова:
«Я заеду теперь на за́ставу богатырьскую,
25 Я старого казака возьму в придверьники,
Я Олёшу-ту Поповича — во писари,
Я Добрынюшку Никитича — во стольники,
Как оста́льных-то богатырей возьму во конюхи.
Я приеду тепере в стольной Киёв-град,
Прикрепления: 5402753.jpg(117Kb) · 8572702.jpg(104Kb)
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:54 | Сообщение # 28
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
30 Я князя-та царя да во полон возьму,
А кнагину мать Опраксею за себя возьму,
Кабы стольной я Киёв на огни сожгу,
Как святы, ой, иконы на поплав реки».
Как во ту-де пору, ище во то времё,
35 Как на той-то на за́ставы великоей
Кабы были уда́лы добры мо́лодцы —
До двенадцети уда́лых добрых мо́лодцов.
Как первой-то — старо́й казак Илья Муровец,
Как второй-то — Олёшенька Попович блад,
40 Кабы третьёй — Добрынюшка Никитич блад,
Кабы се́мых-то братей да Долгополыих.
Как в онну-де как пору, нынь в онно времё,
По утру-то было ище ранешенько,
Как ставал-то старой да со мягка́ места,
45 Надевал-то ведь шубу на онно плечо,
Как пухов-то колпак да на онно ухо.
Кабы брал-то ведь трубочку подзорную,
Выходил-то старо́й да во чысто́ полё.
Как смотрел-то в сторонушку подзападну —
50 Увидал-то ле там ище сини́ моря;
Как смотрел-то в сторонушку подсеверну —
Увидал там ле ти горы ледя́нные;
А смотрел под сторонушку под сточную —
Там видал-де леса ище дремучия;
55 Как смотрел-де под сторонушку под летнюю —
А видал ле ведь там иде чисто́ полё,
Как во том-де ле было во чысто́м поли́
Увидал ле он добра ище ведь мо́лодца:
Кабы едет молодец да по чысту́ полю.
60 Заходил тогды старо́й да во бело́й шатер:
«Вы ставайте-ко, удалы добры молодцы,
Кабы у нас во чыстом поли видал я добра молодца,
Кабы надо кому ле съездить за нахвальщыком!»
Отправляли они Олёшеньку Поповича.
65 Поежжал-то Олёшенька Попович же,
Поежжал ведь он нынь да во чысто́ полё.
Он встречалсэ, Олёшенька, с добрым мо́лодцом,
Говорил-де Олёша таковы слова:
«Ах, кака же ты невежа-та хорошая,
70 Почему же ты на за́ставу нам не приворачивашь?
Ты, наверно-де, нас да ты ничем зовёшь,
Как ничем нас зовёшь да ни во что кладёшь?»
Ах, ставал тут Сокольник со добра́ коня,
Кабы дал-то Олёшеньке по тя́пышу,
75 Как прибавил ему да по ола́бышу.
Отправлялсэ Олёшенька на заставу.
Как у Лёшеньки конь бежит коровою,
Как Олёша на коне сидит вороною.
Приежжал-то Олёшенька на за́ставу,
80 Посмотрели на Олёшу добры мо́лодцы,
Говорит-то старой да таковы слова:
«Видно, мне-то, старо́му, неким заменитися,
Кабы надо мне ведь ехать во чысто полё».
Как ставал-де старо́й да на резвы ноги,
85 Надевал с собой одежду ту военную,
Кабы брал с собой он палицу буёвую,
Ище брал с собой копе́йцо бурзумецкоё,
Кабы брал с собой ведь сабельку он вострую,
Он наряжал-де, старо́й, ище добра коня.
90 Как садилсэ он, старо́й, да на добра коня,
Поежжал-то старо́й да во чысто полё.
Наежжал-то тогда да он Сокольника,
Говорил-то ему да таковы слова:
«Уж ты ой еси, удалый добрый мо́лодец!
95 Уж ты что же нам на за́ставу не приворачивашь?
Ты ницем нас зовёшь да ни во что кладёшь?
Заежжай-ко ты нам да хлеба-соли есть,
Кабы хлеба-то есть да переваров пить!»
От тогды-то с Сокольником они оссорились,
100 А схватились с Сокольником ведь [бой вести].
Как ударились они да саблима вострыма —
Кабы сабли-ти у их да пощербалисе.
Кабы схватились они палицами буёвыма —
По насадкам-то палицы росшаталисе.
105 Кабы схватились они копе́йцима-та вострыма —
Как копе́йца у их да поломалисе.
Как соскакивали они ище с добрых коней,
Как схватились они да рукопашный бой.
Как по великому несчастью было в то времё —
110 У старо́го-то рука да прохватиласе,
Кабы левая нога да проступиласе,
Кабы пал да старо́й да на сыру землю.
Как садилсэ Сокольник на стара казака,
Как хотел у ёго пороть да ведь белы груди.
115 Как взмолилсэ старо́й да Г̇осподу Богу —
Как у старого-то силы вдвое прибыло.
Как вскочил-де старой, вин<но>, сэ сырой земли,
Ухватил-то Сокольника за белы́ руки,
Он метал-то Сокольника на сыру́ землю́,
120 Он садилсэ ему да как на черны́ груди,
Замахнулсэ старо́й нынь <своим> ножом булатныим —
У старо́го-то рука да остояласе,
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 17:55 | Сообщение # 29
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Как замахнулсэ старой да во второй након —
У старо́го-то рука да задержаласе.
125 Кабы спрашивал старо́й ведь роды ль, племени,
Как тогда ему сказал ище Сокольник же,
Как сказал-то ему да роду ль, племени:
«От того-де я от моря от Студёного,
От того ище от камешка от Латыря,
130 Как от той ище от матушки Златы́ки».
Поднимал-то его да на резвы́ ноги́,
Говорит-то старо́й да таковы слова:
«Уж ты ой еси, удалый добрый мо́лодец!
Мы с твоей-то ведь нонче ронной матушкой
135 Мы кабы бились-дрались ище двенадцеть лет,
Во тринадцетом году да во последнёём
Мы с твоей-то ронной да согласилисе,
Согласилисе мы да с ей <по>мирилисе,
Кабы сделали мы с нею любовь телесную».
140 Поежжал тогды Сокольник ронной матушки,
Подъежжат-то Сокольник к широку́ двору́ —
Увидала его да ронна матушка,
Выходила она да вон на улецу,
Кабы смотрит она на добра мо́лодца:
145 Кабы едёт-то он да не по-старому,
Кабы едёт-то он да не по-прежному.
Говорит тогды Сокольник таковы слова:
«Уж ты ой еси, моя мати родимая!
Мы бы съехались теперь со старым казаком,
150 Мы ведь съехались с им, ище поссорились.
Он называт-то тебя да ище блядкою,
Он величат-то меня да ище выблядком».
Как берёт-де Сокольник свой булатной нож,
Абы зарезал свою да ронну матушку.
155 Как бы тут-то ее да смерть случиласе.
«Я поеду тепере во чысто́ полё,
Я зарежу своего да родна батюшка».
Поежжал-то Сокольник во чысто́ полё.
Кабы едёт ле он да по чысту́ полю́ —
160 Увидали его на за́ставы добры мо́лодцы.
Как седлал-то старой ище добра́ коня,
Поежжал-то Сокольнику навстречу ле.
Кабы съехались они ище с Сокольником,
Как схватились они во рукопашный бой.
165 Кабы метал-де старо́й ведь нынь Сокольника,
Розорвал-то старо́й его ведь надвоё.
Кабы тут-де Сокольнику смерть случиласе,
Как на етом-де деле всё окончилось.

http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/bl1/bl1-433-.htm
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 10.12.2012, 18:05 | Сообщение # 30
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
ИСЦЕЛЕНИЕ ИЛЬИ МУРОМЦА (№ 40—57)

Сюжет о чудесном исцелении богатыря-сидня получил широкое распространение практически во всех районах бытования русского эпоса. В большинстве вариантов он облекается в форму сказки или побывальщины; песенно-стихотворные тексты записывались почти исключительно на европейском Севере России, но и в них нередко просматривается прозаическая первооснова произведения. Большинство исследователей считает, что рассказ об исцелении Ильи Муромца оформился в былину сравнительно поздно (см. Аст., I, с. 617); в нем используется немало сказочно-легендарных мотивов. На бытовании сюжета в последние 80—100 лет заметно сказалось влияние лубочных пересказов и других дешевых изданий былин. «Исцеление» обычно контаминируется с другими сюжетами, с него начинаются почти все сводные пересказы и былины об Илье Муромце. Сюжетная схема устойчива, разнообразные детали и подробности фиксируются повсеместно, но по старым записям можно установить некоторые региональные особенности. В ряде печорских текстов странники исцеляют Илью-сидня хлебом («даром божьим» — устьцилемские варианты), речной водой, словом; рассказ о выпивании трех чар вина, пива или кваса и «регулировании» чудесно обретенной силы отсутствует; нет и предсказания неуязвимости Ильи Муромца («на бою тебе смерть не писана»), запрета биться со Святогором, Вольгой, Микулой (эти мотивы встречаются лишь в нескольких вариантах, связанных с книжными источниками). Богатырского коня и оружие герой получает от отца, а не покупает по совету старцев. В некоторых текстах Илья не только сидень, но и слепой; в 5 вариантах на просьбу калик перехожих подать милостыню он отвечает: «Я не то тебе подать — готов сам принять». Не исключено, что эти особенности — следы региональной печорской редакции сюжета, которая под влиянием печатных текстов и их устных пересказав постепенно утрачивала свои специфические черты.

http://feb-web.ru/feb....омца_40
 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Былины Печоры (2001) (Из собрания фонограммархива ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН)
Страница 2 из 3«123»
Поиск:

Меню сайта

Календарь

Block content

Статистика

Поиск