Фольклорный ансамбль "Ромашинская слободка"

Четверг, 23.11.2017, 04:53

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Звуковая коллекция Фонограммархива ИЯЛИ - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: дядя_Миша, Музыковед 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Звуковая коллекция Фонограммархива ИЯЛИ (Русский и карельский фольклор)
Звуковая коллекция Фонограммархива ИЯЛИ
дядя_МишаДата: Среда, 15.05.2013, 00:42 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


20. Королевичи из Крякова
(Отрывок из былины)

Заонежье

Исполнитель:
Петр Иванович Рябинин-Андреев - последний представитель знаменитой династии сказителей Рябининых
Былина исполняется на знаменитый рябининский напев.

Молодой Петры Петрович, королевский сын,

Подъезжал ко славному синю морю,

Уж смотрел на тихое на загубье,

Да на то ли на зеленое на затресье,

5 А ведь плавало там две лебёдушки.

Молодой Петры Петрович, королевский сын,

Скоро тугой лук разрывчатый отстегивал,

Натянул тетивочку ль шелковую.

Налагает он стрелочку калёную,

10 Хочет подстрелить двух белыих лебёдушек.

Как ведь этыя да две лебёдушки

Слепетали языком человеческим:

<Ай же ты, дуродний добрый молодец,

Молодой Петры Петрович, королевский сын,

15 Хоть подстрель ты нас, двух белыих лебёдушек,

Не укрятаешь плеча-й могучего,

Не утешишь сердца богатырского,

Нашу кровь прольёшь ты во сыру воду,

Наши тушицы ты спустишь в глубоку воду,

20 Наши перья разнесет да-й по чисту полю.

А ведь мы-то есть не две лебёдушки,

А ведь мы-то есть две красных девушки,

А летаем мы от пана от поганаго,

От того ли Фёдора Иванова.

25 Прилетали на матушку Святую Русь,

А за тое славно за синё морё.

Поезжай-ко ты в раздольице в чисто полё,

А под тот под славный под крякновиц-дуб ,

А сидит там птица ворон чёрная.

30 А ведь крыльица-й у ворона-й черным черны,

А ведь перьица у ворона-й белым белы,

Пораспущеные крылья-й до сырой земли.

А такой ведь птицы на свете-й не видано,

Да-й на белоём ещё-й не слыхано>.

Запись произведена Н.Н. Леви на гибкую
грампластинку в г. Петрозаводске в 1940 г.
Фонограммархив ИЯЛИ КарНЦ РАН, CD N 4.
Прикрепления: 6023196.jpg(60Kb)
 
дядя_МишаДата: Среда, 15.05.2013, 00:44 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
21. Крyгом Мoсквы объезжaли

Карельское Поморье

Исполнитель:
Миккова П.В. 65 лет, Кутчева Ф.Д. 63 лет, Кивечкина Р.С. 70 лет.
г.Кемь, записано в декабре 1963 г.

Кругом Москвы объезжали,
Э. . . ох, да как во деревенку, да во деревеньку да заезжали. Во деревню заезжали,
Э... ох, да как ко вдовушке, да как ко вдовке на дворик приставали. Ко вдовушке приставали,
«Э... ох, да как пусти, вдовушка, пусти, вдовушка-вдовка, постояти, Да нас, молодчиков, немного,
Э... ох, да как пешеходиков, ох, пешеходиков было полтораста, Пешеходов полтораста,
Э... ох, да как чтой-то на кониках, чтой на кониках едет полтретьяста, Как на кониках полтретьяста».
«Э... ох, да как у мня-то, молодцы, у мня, молодцы, да не стоялой двор,
У мня, молодцы, ведь не стоялой двор,
Да как задня-то горенка, ой, задня горенка у мня малая.
Задня горенка малая,
Э... ох, да как ростет доченька, росте доченька, дочка молодая, Росте дочка молодая».
Э... ох, да тут-то силой гости, тут силой гости да в дом ввалилися, Ох, силой гости да в дом ввалилися,
Э... ох, да как все-то по лавочкам, ай, все по лавочкам они садилися, Чтой по лавкам по порядку,
Э... ох, да что один-то гость, ой, что один гость садился выше всех. [Садился выше всех].
Э... ох, да стала вдовушка, стала вдовушка, бедна, ко печке, Стала вдовушка ко печке,
Э... ох, да прижала-то руки, прижала-то, бедна, руки, К сердечку прижала.
Э.. . ох, тут один-то гость стал ей выспрашивати, распробедную
выведывати:
«Ты скажи-ко,
Ой, ты скажи-ко, давно ли вдовеешь, ой, ты давно ли, бедна, сиротеешь?». «Да я-то вдовею,
Э... ох, я вдовею лет двадцать, я вдовею лет уже двадцать, Да сиротаю,
Ой, сиротаю, победна, не считаю, [не считаю]. Я не считаю,
Ох, да в горе годики, в горе годики я, бедна, забыла, В горе годы позабыла,
Ой, да когда я мужа, когда я мужа в солдаты спроводила, Когда мужа в солдаты спроводила». «Ой, подойди-ко, подойди-ко ты, вдовушка, поближе, Подойди-ко, вдовушка, поближе,
Э.. ох, поклонись-ко, ой, поклонись-ко ты, вдовушка, пониже, Поклонись-ко ты пониже,
Э... ох, скинь-ко шапочку, скинь-ко шапочку с меня военну». Да как во шапочке был,
Э... ох, как во шапочке был-то платочек, во шапочке был платочек. Во платочке,
Э... ох, во платочике был узелочек, в узелочке был да перстенечек. [Перстенечек],
Э.. .ох, да тут ведь милого она-то мужа узнала, Ой, она его узнала,
Э... ох, да как, бедна, в обморок она упала.


Собиратель: Митрофанова А.А., Разумова А.П.
Шифры архивов: ФА 347/8, НА 45/49
Опубликовано: Русские народные песни Карельского Поморья / Сост. А.П.Разумова, Т.А. Коски, А.А. Митрофанова.Л., «Наука», 1971, № 48.
 
дядя_МишаДата: Четверг, 16.05.2013, 01:05 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
22. Лиса и волк

 Заонежье

Исполнитель:
Сергей Михайлович Коньков, 72 г. Толвуя (Заонежье), 1983 г.

Жили старик со старухой. Жили они вдвоем, никого у них не было, жили-скучали. И вот вздумал старик зимой съездить к морю закупить рыбы:
- Съезжу я, говорит, старуха, к морю, закуплю рыбы, и сами будем есть да еще и продадим.
Так, собрала старуха деньжонки, какие были у него в запасе, так, отправился старик к морю. А ехать надо было далеко, зимой. Несколько надо было ему дней: днем и ночью ехать, далеко было ехать. Старик поехал. Закупил там рыбы, погрузил себе в сани, прикрыл, упаковал это брезентом, веревкой перевязал и едет себе домой. Ехал там день, едет ночью. Мороз. Старик укутался тулупом, сидит погоняет свою небойкую лошадку. Ну, озяб, замерз, едет, а месяц так это светит ярко, мороз потрескивает. Смотрит старик – на дороге лиса лежит. Вышел старик из воза, что такое? Лиса лежит. Посмотрел лису – мертвая лиса, ну, мертвая и мертвая. Положил себе на воз в сани, к рыбе туда запихал, прикрыл брезентом и едет себе дальше, погоняет. Так и приехал он вечером поздно, уже ночью приехал домой.
Ну, старуха обрадовалась, что старик жив-здоров приехал, так. Озяб. Согрела самовар, все это – встретила. Воз они завезли на сарай к себе, на сарай завезли. Лошадь убрали. Сели, значит, чай пить, ну, бабка спрашивает:
- Как съездил, старик?
А старик отчитывается, что съездил хорошо, купил рыбы да еще тебе, бабка, лису на воротник привез. Ну, бабка порадовалась, что это – лису на воротник.
- Да что ты говоришь, старик, покажи. Какая лиса-то, где она есть?
- А вот у меня на возу там.
Некогда ожидать. Зажгли фонарь, пошли на сарай смотреть, где лиса. Открыли брезент, смотрит дедка – ни рыбы и ни лисы. Ахнул старик, расстроился, заплакала бабка – что такое? Говорит дедке:
- Да лиса-то у тебя была, видимо, живая. Вот и рыбу выбросала и сама ушла. Ну, как мы теперь будем жить? И деньги ты израсходовал, и сам столько времени проездил, промерз – и все в пустую.
Ну, поохали, поохали, что делать? Ничего не сделаешь: лиса хитрее их оказалась, так. А лиса в это время, когда, значит, рыбу выбросала, собрала потом рыбку по рыбке и в свой домик в лесу, в свою фатерку, и вытаскала всю рыбу. Ну, и , значит, живет, рыбой угощается, жарит там рыбу. Мимо пробегал волк, так, услыхал рыбий дух, вот смотрит, чувствует рыбный дух, зашел к лисы:
- Что, кума, ты ешь? Где ты рыбу, говорит, закупила, достала?
- Ох, кум, говорит, да я сама наловила. Вот пошла на прорубь, хвост, говорит, в прорубь опустила, так, и вот, сижу и приговариваю: «Ясни-ясни по небу, мерзни-мерзни лисий хвост». Вот как рыбы много нацепится к хвосту, я вытащу и домой тащу, вот так, говорит, и наловила.
- Ох, кума, как бы и мне , говорит, достать рыбы.
- Дак что, говорит, достать, иди на реку, вот в прорубь, говорит, хвост свой опусти и поймаешь.
Ну, волк пошел к реке, в деревне там, значит, прорубь. Хвост опустил, сидит, ждет. Попробовал тащить – хвост уже стал примерзать. Ну, думает, пускай больше рыбы попадет. Сидел, сидел, хвост заморозил свой во льду. Тащит, тащит – не может, ну что, замерз во льду. И так попробует – никак не может, так до утра просидел. А утром женщины там с ведрами за водой идут, смотрят – волк на проруби. Ну, так, они переполохались, переполохались:
- Ах, волк!
И вот они давай волка лупить изо всех сил кто чем: кто ведром, кто коромыслом, кто чем. Прыгал, прыгал волк бедный и так до того допрыгал, что хвост оборвал. Хвост остался в проруби, а сам убежал без хвоста. А бока ему так отлупили ведрами, у волка бока сколько и ребра болят. Пошел волк к лисе.
- Ох, кума, кума, говорит, вот как ты мне показала, я пошел рыбу ловить, да вот что со мной получилось.
А лиса говорит:
- Дурак ты дурак, старый волк. Ну зачем ты в деревню пошел рыбу ловить, ты бы шел в лес, на озере ловил, а ты, говорит, в деревню. Вот тебе, говорит, расплатился ты, что не у места рыбу ловил. 
Так вот, лиса угощается рыбой, а бедный волк ноет, у него бока и ребра отбиты все. Вот так закончилась эта поездка у старика за рыбой.


Зап. Н.Ф. Онегина, А.Т. Пакконен, 1983 г.
Сказка о животных (СУС 1; 2).
ФА 2734/15; НА 160/29
Текст сказки опубликован в кн. «Сказки Заонежья».Сост. Н.Ф. Онегина, Петрозаводск, 1986., С. 179-180)
 
дядя_МишаДата: Четверг, 16.05.2013, 01:07 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
23. Лучше бы я, девушка, у батюшка жила

 Карельское Поморье

Исполнитель:
Попова А.И. 74 года, её дочь Минюкова А.А. 33 года, Е.Ф.Благодарова 65 лет и группа женщин.
г.Кемь, записано в декабре 1963 г.


Лучше бы я, девушка, у батюшка жила,
Ой, с утра день до вечера улочку мела,
С утра день до вечера улочку мела.
Ох, мела, мела улочку, распахивала,
Ой, кофеюшку грешного с месяц не пила,
Ой, сварила на донышке, то я спролила.
С этого со горюшка в зеленый сад пошла,
Сяду я, младешенька, под зеленый кусток,
Выслушаю, девушка, что пташи поют.
Поют, поют пташицы, громко говорят,
С миленьким, хорошеньким разлукушку сулят.
Скука и разлука, чужедальня сторона,
Чужая сторонушка без ветерка шумит,
Чужие родители без винушки бранят,
Без вины, без причины, без причины бить хотят.
Рассержусь на матушку, я на батюшка,
Три годочка в домичек, в домик не зайду,
На четвертый годичек пташей залечу,
У родного батюшка садик обсушу,
У родной у матушки в слезах утону.
Родимая матушка по сеням ходила,
Ой, молодых невестушек разбуживала:
«Встаньте-ко, невестушки, встаньте, молоды,
Ой, что у нас во садике за пташи поют,
Ой, поют, поют пташеньки, слезно рыдают?».
Первый брат проговорил: «Ружье заряжу».
Ой, второй брат заговорил: «Я пойду застрелю».
Ой, третий брат заговорил: «Я пойду посмотрю».


Собиратель: Митрофанова А.А., Разумова А.П.
Шифры архивов: ФА 346/9, НА 45/37
Опубликовано: Русские народные песни Карельского Поморья / Сост. А.П.Разумова, Т.А. Коски, А.А. Митрофанова.Л., «Наука», 1971, № 52.


24. Мимо моего двора миленький гуляет

 Карельское Поморье

Исполнитель:
Петрова А.Р., 53 года
г.Кемь, записано в 1963 г.


Мимо моего двора миленький гуляет, 
Он к окошку-то к моему часто припадает, 
Он раздушечкой-то меня своей называет. 
Скажет: «Спишь ли ты, не спишь, моя дорогая,
Если, душечка, ты не спишь, выйди на крылечко,
Ты со мной ли, да с молодцом, вымолви словечко».
«Я радешенька с тобой всю ночь говорити,
Да спрошу ли я, дорогой, будешь ли любити?
А на правой на руке лежит муж постылый,
Он на правой на руке лежит, как колода,
Не колода лежит стара, стара, дубовая,
Мне обнять-поцеловать, право, неохота.
Лежучись я, молода, богу возмолилась:
Ты повыстань-'ко, взойди с моря, грозна туча,
Ты повыпади из тучи, стрела громовая,
Ты убей-ко да зарази немилого мужа,
Сохрани-тко да сбереги ты сердечного дружка».
Как повыстала, взошла с моря грозна туча,
Как убила да заразила сердечного дружка,
Сохранила да сберегла немилого мужа.
Кабы знала бы, бедна, я богу не молилась,
Воску яровой свечи я не становила».


Собиратель: Митрофанова А.А., Разумова А.П.
Шифры архивов: ФА 284/2, НА 42/70
Опубликовано: Русские народные песни Карельского Поморья / Сост. А.П.Разумова, Т.А. Коски, А.А. Митрофанова.Л., «Наука», 1971, № 98.
 
дядя_МишаДата: Пятница, 17.05.2013, 00:06 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
25. Полно по улице ходити

 Карельское Поморье

Исполнитель:
Ломова З.М. 56 лет
г.Кемь, записано в 1963 г.


Полно по улице ходити,
Полно по широкой гуляти,
Полно черной грязи топтати,
Полно по любезном тосковати.
Как мне по милом не тужити,
Вовеки такого не нажити:
Ни возрастом, ростом, красотою,
Всей молодецкою поступкой.
Вечер со- любезным разбранилась,
С миленьким, с хорошим раскорилась.
Как мне со милым помириться?
Мне самой мириться не годится.
Мне людей послати не кстати.
Дождусь я темную ночку,
Темную ноченьку осенню,
Сама пойду к милу побываю,
В очи любезного напеняю:
Любчик, сизенький голубчик,
Надеженька, миленький дружочек!
Не слушай, друг, разума чужого,
Чужих людских басен, переводов.
Все люди бают, смущают,
Нас с тобой, надежда, разлучают.
Что людям зазорно, то сговорно
Или то забедно, что советно.


Собиратель: Митрофанова А.А., Разумова А.П.
Шифры архивов: ФА 286/11, НА 42/116
Опубликовано: Русские народные песни Карельского Поморья / Сост. А.П.Разумова, Т.А. Коски, А.А. Митрофанова.Л., «Наука», 1971, № 105.


26. Попоем, подружка, песен

 Карельское Поморье

Исполнитель:
Благодарова Е.Ф., 65 лет.
г.Кемь, записано в июне 1963 г.


Попоем, подружка, песен, 
Я люблю, как ты поешь, 
Не последне ли ты летико 
Во девушках живешь?
Погоди, милый, жениться, 
Походи на улочке, 
У мня перина не готова, 
Перышки на курочке.


Собиратель: Митрофанова А.А., Разумова А.П.
Шифры архивов: ФА 345/16, НА 45/28
Опубликовано: Русские народные песни Карельского Поморья / Сост. А.П.Разумова, Т.А. Коски, А.А. Митрофанова.Л., «Наука», 1971, № 218.
 
дядя_МишаДата: Суббота, 18.05.2013, 00:41 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


27. Про Добрыню
(отрывок былины)

 Пудожье


Исполнитель:
Фофанов Иван Терентьевич, 1866 г.рождения, род. в д. Климово Авдеевской волости Пудожского уезда. Неграмотный.


Добрынюшка как был да Микитиниц,
Справлялсе как Добрыня за охотою,
А одевал как ён одежду военную, 
А доспехи он богатырьскии,
А шел-то как Добрынюшка на широк двор,
Шел же как же Добрыня ко добру коню,
Отвязывал Добрынюшка добра коня,
От столба как ён от точёного,
А от кольця-ли то Добрыня золоцёного,
Становил-то ён коня ли осередь двора,
Стал добра коня ён заседлывать,
Ну потнички он клал да на потнички,
Пoдпружки кладывал все на пoдпружки,
Сидёлко кладывал на сидёлышко,
Черкальскоё седло наверёх кладывал,
Не ради он красы-басы, как ён для укрепости,
Для укрепы он богатырьскою,
А для поездки ище ён молодецькою.
А Добрынюшка да Микитиниць
А брал как ён копьё ли долгомeрноё,
А за плeча кладывал ён тугой-то лук,
Брал как стрелочки да калёныи,
А палицю ён брал да во сорок пуд,
А Добрынюшка ли да Микитиниць,
А ехал ище ён ко синю морю,
Ехал как Добрыня за охотою.
А приезжал как же Добрынюшка Микитиниць,
Приезжал как ён ко синю морю,
А выходил как же Добрыня со добра коня,
А спускал как ён же добра коня,
… Добрыня о синё морё,
А не мог убить не гуся ён, ни лебедя,
Не мог убить как серого утёныша,
А шёл-то же Добрыня ко добру коню,
А садилсе как Добрыня на добра коня,
Ехал же Добрыня в свoю сторону,
А приезжал-то как Добрыня ко цистy полю,
Во цистoм поли стоял да сырой-то дуб,
На сыром дубу сидел да чёрнoй ворoн,
А Добрынюшка да Микитиниць
Вынимал-то ён с-за плець да тугой-то лук,
А натягивал ён тятивку шёлкoвую,
Кладывал ён стрелочку калёную,
А натягивал ён тятивку тугёшенько, 
Кладывал как стрелоцьку прямёшенько,
А хотел как ён убить черна во…


Записала К.Ф. Белова в г. Петрозаводске 06.05.1941 г. Запись произведена на гибкую грампластинку.
ФА CD № 5/17
Прикрепления: 0658969.jpg(44Kb)
 
дядя_МишаДата: Воскресенье, 19.05.2013, 00:21 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


28. Про Иванушку-дурачка

Карельское Поморье

Исполнитель:
Павла Васильевна Миккова, 69 лет, д. Поньгома, Кемский р-н, 1967 г.


Жил-был в давнее время один старичок, а у него было три сына. Старшие сыновья были умные, а третий был дурачок, вот и назвали его Иваном.
Вот поедет Степа да Андрей в лес за дровами, да еще куда-нибудь, а Иван все дома да на печке. Вот однажды невестки и говорят:
- Да что он такой у нас? Никуда не ходит да не ездит, хоть бы ты Иван постыдился, да дров нарубил.
- Да не могу.
Два поженились брата, а Иван так погуливает да посвистывает. Вот отец заболел и говорит:
- Вот, сынки, как умру, так придите ко мне на кладбище. На первую ночь старший, а на вторую второй, а на третью – ты, Иван-дурачок.
/Умер отец/. Задумались братья: «Как среди ночи пойти на кладбище? Вот похоронили. На первую ночь надо идти старшему. Одевается, обувается, берет ружьишко на плечо, вышел на улицу, постоял немного – жутко, холодно, да на сарай зашел, целу ночь пролежал. Лежит себе и думушки не думает, что надо идти к отцу. Утро настало, явился домой Степан. Жена спрашивает:
- Ну что тебе батюшка сказал?
- А ладно, пойдет завтра Андрей, так узнает, что ему скажет.
Вот так напоила, накормила. Степан ничего не говоря.
Приходит вечер, надо идти Андрею. Андрей также одевается, обувается, вышел на улицу, ружье за плечи положил. Постоял немного и тоже на сарай. На сарае целую ночь пролежал. Утром приходит домой, его спрашивают братья:
- Что тебе сказал отец?
- А что тебе, то и мне.
Ну опять, поел, попил. Вечером надо уже Иванушку идти. Вот он оделся, обулся, шубенку на себя, топор под пояс и пошел. Пришел на кладбище, постоял немного, походил, посвистал, сел на могиле, вдруг земля затряслась. Земля затряслась, камни заотваливались. Он смотрит дак и думушки не думает бояться. Топориком пощалкиваёт да посвистяваё. Вдруг гробница открылась, отец и говорит:
- Ну, Иван, сумел придти, дак сумей и царевной владеть, да еще и моим конем.
- А что у тебя за конь, батюшка?
- А вот у меня конь – то ведь знаешь Сивко-Бурко-Воронко, который служил мне век и также тебе будет служить.
- А братья были, что им сказал?
- Да братья-то твои на сарае пролежали, ко мне не приходили.
Вот тогда и говорит:
- Возьми этих три кнутышка, пойди к белому камню, ударь камень. Когда ударишь камень, скажи: «Сивко-Бурко, вещий Воронко, послужи Иванушке, как служил моему отцу-батюшке».
- А что же потом буду делать с конем?
- Садись на коня, поезжай, вот посмотришь, как он будет тебя возить. А одеться, когда запросишь одежду, тогда и скажи: «Няньки, верны служанки, оденьте меня не хуже людей».
Вот тогда Иван посидел, посидел, испытал это все счастье: пришел, ударил прутышком, выскочил конь нарядный, хороший, бойкий. Сел Иван, погулял по кладбищу или по полю и взял обратно положил к камню, ударил прутышком и конь скрылся. Пришел к отцу и говорит:
- Да, хороший твой Воронко!
- Да, хороший.
Прикрепления: 7103794.jpg(22Kb)
 
дядя_МишаДата: Воскресенье, 19.05.2013, 00:21 | Сообщение # 23
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Вот прошло немного времени. Посидел Иван до утра, вернулся домой, приходит, а братья спрашивают:
- Иван, что отец сказал?
- А что вам, то и мне.
Тогда Иван затянулся на печку, полежал-полежал, подумал-подумал: «Да хорошо бы там кататься на этом коне».
Вот вечером и думает: «Если мне еще пойти». Вот вечером опять, оделся и пошел. Пришел опять, побеседовал и спросил отца:
- Что бы ты моим братьям дал? Какое бы ты им счастье наградил?
- А видно было бы, да того счастья не дал, которого тебе. А тебе дал из-за того своего Воронка-Сивка, что когда царевна будет выбирать женихов, тогда ты на нем поедешь к ней. Твой конь перескочит в первый раз через первый тын, а второй раз поедешь через два тына, а третий через три.
- А что же тогда я буду делать?
- Она тебе дает золотую печать в лоб и будет разыскивать, тогда найдет и поженится на тебе.
Ивану стало радостно: «Вот же я хоть дурак, дурак, а буду еще в царстве».
Вот затем Иван и говорит:
- А буду ли я управлять еще и царством?
- Будешь, будешь на престоле сидеть.
Ивану еще радостнее стало. Вернулся он домой, не знает, что и делать, лежит на печи, да посвистывает. А невестки только и ругаются:
- Вот ведь какой дурак, ни дров не рубит, да и ничего не делает.
Вот утром Иван встал, попил, поел, да и отправился в лес. Топор в руки и пошел. Ходит. Походил там и обратно домой. А невестки и говорят:
- Дров нарубил?
- Нарубил.
- Дак привези.
- Не, везти не на чем.
Хорошо, опять на печку свалился. Стали слухи ходить, да стали листовки какие-то люди находить, да объявления стали уже читать, что царевна выбирает жениха – у кого конь перескочит через первый тын, тогда замуж пойдет.
А братья и говорят:
- Вот мы пойдем, а ты, пуля ослина, лежи тут, дурачок.
А он и говорит:
- Ну что же делать, останусь дома. А сам и думает: «Да не я ли там буду?!».
Братья и невестки оделись и ушли. Иван взял топорик, пришел в лес. Подошел к гробнице и говорит отцу:
- Могу ли я, батюшка, ехать?
- Можешь.
- Может ли мой конь сёдне перескочит через тын?
- Перескочит, только дальше не скачи. Вот Иван пришел к камню белому, ударил прутышком, выскочил Сивко-Воронко. Он взял его обуздал уздою, ударил прутышкамы и выскочили няньки-служанки.
- Оденьте меня, чтобы лучше всех.
Иван сел и поехал. Приехал туда, а лошади-то одна за одной, едут князи, цари, короли, купцы, ни у кого лошадь перескочить не может. А у Ивана лошадь перепрыгнула, обратно повернулся и был и нет. Вот ищут, хватают, что: «где его взять? Был такой красавец нарядный».
Приехал, коня распряг, убрал, пришел, на печку свалился. Приходят братья и невестки:
- Ох, лежит пуль ослина там опять, наверно заслинился на печке, дурачок. А там-то был такой красавец!
Он говорит:
- Ну ладно, потом сходим.
Утром встали, поели, попили. Они и говорят:
- Еще сегодня пойдем и завтра пойдем.
А тот никуда не шевелится. Они ушли, а он топорик опять под пояс и пошел. Пришел, таким же образом все сделал как и в тот раз. Поехал на коне, подъезжает, у него лошадь через два тына перескочила. Тогда царевна ему перстенек на руку положила. Вот увернулся Иван и уехал. Уехал Иван, обрал коня, одежду снял, домой пришел, руку завязал, а невестки приходят и говорят:
- Чего уж рука-то завязана?
- Да вот ходил дров рубить, так руку порубил.
- Ну, вот еще не легче. А там-то сегодня был, знаешь какой… , дак лошадь через два тына перескочила.
- Ну ладно, увидим потом.
- Да где тебе увидеть, когда на печке лежишь.
Вот потом на третий день невестки и братья оделись и пошли на пир. А он опять в лес. Пришел и взял своего Сивка-Бурка-Воронка и говорит:
- Сегодняшний день через три тына ты скачи. И не мешкайся, обратно тут же поверни.
 
дядя_МишаДата: Воскресенье, 19.05.2013, 00:22 | Сообщение # 24
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Вот он и поехал, приехал. Еще лучше и красивее оделся /его лошадь перескочила через три тына/. Царевна ему печать золотую в лоб. Он взял приехал, пошел он к отцу и говорит:
- Вот, батюшка, это все правда была. Царевна-то мне печать золотую в лоб дала. А теперь что будет?
- Теперь приедет за тобой, свадьбу сыграет, и будешь тогда на престоле сидеть да государством управлять.
Думат Иван: «как же я могу управлять государством?»
- Будешь.
Вот пришел домой, голову перевязал. А невестки приходят и говорят:
- Сегодня ведь царевна золотую печать дала, жениха будет разыскивать теперь. А ты вот лежи. Чего лоб-то завязан?
- Да вот шел, да за сук задел, так разбил голову. С тем и перевязал, что кровь идет.
Спать повалились, а он думает: «Что же такое? Развязал и пощупывать стал, а зарево-то на печке и отдалось.
- Что ты спички-то черкаешь, дурак? Ты пожару не наделай.
- Ничего, ничего, закурить захотелось.
Ну и вот, так лежит день, два, а царевна уж розыски делает, по деревням, по городам. Надо же найти – откуда такой купеческий сын или королевский, или княжеский, или даже царский приезжал, что такого нигде не видала. Вот и поехала. Ездила, ездила, нигде найти не может. Приехала к ним и говорит:
- Нет ли у вас вот такого-то, которого я найти могла.
- Да откуда у нас? Вот есть мой Степан, да её Андрей, а Иван-дурачок у нас на печке лежит.
- Да покажите его.
- Да какое же, перевязался весь, руки завязаны, разрублены, голову, наверно, о сучья разодрал. А он и закрякал, покрякал немножко.
А она и говорит:
- Выйдите!
Он как вышел, развязал голову, а у него печать во лбу. Тут братья и ахнули. А невестки и начали:
- Почему же вы не сходили к отцу, чтобы он что-нибудь вам дал, а то вот не сумели, на сарае пролежали.
Тогда царевна и говорит:
- Садись, Иван, на моего коня.
А он говорит:
- Нет, я приеду на своем коне. Когда ты поедешь, забери моих братьев и пускай устраивают и мои братья пир. А я приеду на своем коне, как я подъезжал к тебе через три тына моя лошадь привела, теперь к самому дворцу подъеду к твоему.
А царевна и говорит:
- Нет, поедем с тобой, обманешь, не приедешь.
Повернулась она с ним на кладбище, пришли, а он не хотит ей показать, где он берет свою лошадь. Тогда постоял немного около отца, гробница затряслась, отец заговорил:
- Вот, Иван, живи и управляй, а если что неладно, приезжай ко мне, все тебе расскажу, как надо управлять государством. Живи с царевной, устройте большой пир. Тогда вернулись домой они.
Попрощался он с отцом, взял своего жеребца, подъехал к своей хатешке, забрал своих братьев и невесток, тогда устроили они большой пир. Поженилась Царевна на Иване. И так стал Иван управлять государством и живут доныне еще, радуются.


Зап. А.П. Разумова и А.А. Митрофанова
Волшебная сказка (СУС 530)
ФА 907/3; НА 125/39
Текст сказки опубликован в кн. «Русские народные сказки Карельского Поморья».Сост. А.П. Разумова, Т.И. Сенькина, Петрозаводск, 1974., С. 145-149)
 
дядя_МишаДата: Воскресенье, 19.05.2013, 23:33 | Сообщение # 25
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
29. Про Козарина

Карельское Поморье

Исполнитель:
Миккова П.В., 65 лет
д. Поньгома, записано в декабре 1963 г.


На роду, роду Козарина попортили,
Да и отец-мати на руки не приняли,
Дак отдавали бабушке-задворенке,
Да и чтой поить-кормить да до шести годов,
5 Да от шести годов да й до двенадцати,
Да от двенадцати да до полна роста,
До полна роста, до полна возроста.
Да й стал Козарин по уличкам похаживать,
Да стал он шуточки с ребятками поигрывать,
10 Да он уж хватит за белу руку, дак оторвется рученька,
Да й он уж схватит за буйну ногу — оторвется ноженька,
Да бросал за буйну голову - пролилася кровь.
Да й бранят-ругают Козарина тут выблядком:
«Уж ты выблядок да заугольщина,
15 Да и нет у тебя ни отца, нету ни матери».
Да й приходит к бабушке к задворенке:
«Да уж ты, бабушка моя задворенка,
Да й ты скажи, скажи, да не утай, скажи,
Да какого отца я, какой матери?».
20 «Да ты уж отца Петра Коромыслова,
Да еще матушки Настасьи Королевичней».
Да й тут не видела-то бабушка седучи,
Да й увидела Козарина поедучи,
Да дым столбом стоит да курева тут курится.
(Все. Больше не знаю!).

Собиратель: Митрофанова А.А., Разумова А.П.
Шифры архивов: ФА 347/2, НА 45/43
Опубликовано: Русские народные песни Карельского Поморья / Сост. А.П.Разумова, Т.А. Коски, А.А. Митрофанова.Л., «Наука», 1971, № 204.
 
дядя_МишаДата: Понедельник, 20.05.2013, 23:21 | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


30. Про Рахту Рагнозерского
(отрывок былины)

Пудожье


Исполнитель:
Кигачев Никифор Васильевич, 1896 г. рождения, род. в д. Тубозеро Рындозерского с/с Пудожского района, грамотный.


Как во той ли-то губерни, во Олонецкой,
А-й ли во том ли-то уезде да во Пудожском.
Во дикой деревне было Рагнозерскоей,
Во той ли-то семеюшки у Проккина.
Как родилосе ой чадо милое,
Чадо милое да небывалое.
Он ведь росту был да аршинного,
А и весу был да он пудового.
Стали звать его да Иванушком,
Не един сын был да у батюшка.
И была у него силушка необыкновенная,
Полюбил работушку крестьянскую.
Еще пуще он любил да ловлю рыбную,
Он выливал да молодец много рыбушки.


Записала К.Ф. Белова в октябре 1940 г. в г. Петрозаводске на гибкую грампластинку.
Фонограммархив, CD 6/7
Прикрепления: 9399923.jpg(16Kb)
 
дядя_МишаДата: Вторник, 21.05.2013, 23:43 | Сообщение # 27
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


31. Про трех братьёв про Мишку да про Шишку да про Ваньку-дурака

Пудожье

Исполнитель:
Ефимья Ивановна Фофанова (дочь сказителя И.Т. Фофанова). Род. в 1896 г. в д. Климово Авдеевской волости (Пудожский р-н), где и прожила всю жизнь. Ефимья Ивановна общительна и приветлива, обладает хорошей памятью, охотно рассказывает всё, что знает. Любит сказки, переняла их от деда, слышала его старины, но сама не рассказывает. (Русские народные сказки Пудожского края, сост. А.П. Разумова, Т.И. Сенькина, Петрозаводск, 1982. с. 296)


Ну, было да жило мужик да баба. У них было три сына. Одного звали Мишкой, другого Шишкой, третьего Ванькой-дураком. И этым братьям до того надоел этот Ванька-дурак, дак говорят:
- Брат, давайте убежим от этого Ваньки в бурлаки!
Раньше ведь бурлаки были. Котомоцки склали да, хлеба клали да там ложки да, по стокану да, всё взяли с собой, да в мешок склали, два мешка, да тут клали, на полку сели. А от глаза занавеску повесили.
- С утра, - говорит, - вскочим, да убежим да.
Ну а Ванька этот дурак сметил. В мешок один наклал калу кониного, а в другой мешок сам сел. Оны поспали, да проснулисе да, вскочили:
- Брат, время идти!
Да вскоцили, да скурей с полки котомки на плеця да и в бег, что убежать от Ваньки. Ну, убежали, идут дак, бежали, устали, один у другого и спрашива:
- Брат, у тя тяжела ли сумка, котомка?
- А ничёго.
- А другой:
- А я дак, - говорит, - весь перепотел, нести не могу. А сядем да отдохнем, да хоть перезакусим маленько. Не могу боле идти.
Только сели, котомки выняли, а он там с котомки:
- Братьиця, братьиця, дожидайте!
- Уай! Дурак-то тут и е! Давай побежим, брат!
Катомки на плеча, да опять в ход. До того дошли, что тяжело же, там котомка.
- Не могу, брат, боле ничего, - говорит, хоть что хош, а не могу. Сядем, отдохнем.
Ну, сели. Котомку развязали поесть, а там любо поесть!
- Уай!
Как другу развязали, а он:
- Здравствуйте, братьиця!
- Уай! Вот дурак, дак дурак и есть, никак не уйдешь от этого дурака!
Ну, три братьиця, три брата идут. Ну, шли далёко ли, близко, высоко ли, низко, пришли к дому, к домицьку.
- Ну, давай, зайдем в этот домицек да отдохнем. А може нас и покормят. Ну, все три брата в этот и завалили. Отворяют дверь, заходят, а Баба-Яга сидит да:
- Фу-фу-фу, русской дух! Слыхом не слыхано, видом не видано, дверь, - говорит, - открывается, а русской дух пихается. Слава тебе господи, три барашка пришло.
Да под пол всех да. Ёны там в подполье сидят, спорят, Ваньку ругают, бранят. Ну не выйдешь! Кладены в подпол дак.
Ну утром бабка поезжат на помяли. А дочерь будит:
- Дочка, вставай скурее, топи пецьку жарчае и жарь барашка ловцае.
Дочка пецьку встала накалила дак:
- Ну-ка барашек вставай.
Оны пяхать-попяхать. Ваньку-дурака и выпихали. Ванька сел, пришел.
- Ну садись на пекло.
Ванька сел как пекло, руки расширил, ноги расширил, а в пець никак не входит.
- Не так дурак сел.
- Умница, покажи-ко мне.
Она села, да прикокуркалась на пекло. Он в пець и бросил да. Да подпер да. Да хлеба набрал да, всего набрал да, братьям тут в подпол.
Ну там ёна выпарилась да, выжарилась да, вынял да, матери еду. Она пришла, да за обед, да барашка есть дак.
- Ой какой жирный барашек. Поела. На другой день таким же образом. Поезжат, а другую дочь будит:
- Доченька, вставай скурее, да топи печку жарче, зажарь барашка ловчае.
Прикрепления: 5780092.jpg(29Kb)
 
дядя_МишаДата: Вторник, 21.05.2013, 23:43 | Сообщение # 28
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
Ну опять дочь выстала, печь натопила, каленой-каленой.
- Ну, барашек, вставай!
Дак вставать, оны пихать-попихать, Ваньку-дурака и выпихали. Ну Ванька пришёл, опеть:
- Садись на пекло!
Он сел, руки расширил, ноги расширил, в печь не входит.
- Не так, дурак, сел!
- А покажи-ко, умниця!
А ена села на пекло, прикокуркалась, он в печь бросил да. Ну и тую приготовил матери, хлеба набрал да, к братьям опять в подполье да. Ну ведь как чего ести-то набрано. Поесть-то ведь надо, сидя дак.
Ну, осталасе одна. На третий день выстала, сама пець топит.
Уж натопила так, калена-калена пецька.
- Ну-ко, вставай последний барашек!
Пихать-попихать, Ваньку-дурака и выпихали.
Ванька тут сел, руки расширил, ноги расширил, в печь не заходит.
- Не так, дурак, сел!
- А покажи-ко ты, бабушка.
Она прикокуркалась, он в печь бросил да.
- Братья, вставайте, нет никого. Ну, вольны нынь казаки.
Ну, братья выстали да. Опеть в поход собираютсе, уж наб идти. Набрали в сумку всё, наклали в одну сумку. А в другу он говорит:
- Я старуху кладу.
- Да что ты, дурак, куды мы старуху-то потянем!
- Кладу, ничёго. На плеча себе да. И пошли. Идут опять. Там уж шли да были, уж ночь на улице застигла, что надо нечевать где-то, а жилища нет. А толстая ель, сама суковата, така густая.
- Да вот, - говорит, - ночуемте под этой елью. - и расположилисе.
Закусили, и всё, чтоб спать легчи. Вдруг шум, греем! Оны спугалисе.
- Давайте, братья, выстанем в ель.- И выстали в ель…
Разбойники пришли. Раньше разбойники ведь были. Пришли да, тут расклалисе есть да, пить да, всё. Сели есть, а он говорит:
- Братья, я ведь стять хочу.
- Д что ты, дурак, тебя убьют, да нас убьют!
- Ну что хотите, не могу терпеть! - И давай оттуль стять.
А оны говорят:
- Слава тебе, господи, бог маслица льет! Слава тебе, господи, бог маслица льет!
А он потом:
- Братья, я ведь за большим хочу!
- Ой, Ванька, что ты, дурак, убьют тебя, да нас.
- Ну хоть что делайте, а я высерусь!
И давай. А оны говорят:
- Слава тебе господи, бог крошоночки крошит! Слава тебе господи, бог крошоночки крошит!
Поели и деньги разделили на четыре кучи разбойники-то. А ён говорит в тоё время:
- Братья, я старуху кину!
- Ванька, не рой ты, будь ты настоль доброй, тебя убьют и нас убьют.
- Нет, братья, кину, уж чему быть, дак то и будет.
Да старуху-то и бросил. А старуха-то по сучьям: «тырк-тырк-тырк», - катитсе, а они вскочили:
- Сам бог летит, сам бог летит, - ды убежали, да и деньги оставили тут.
А братья спустилисе, ды уж им нажива эты деньги уж, куды.
- О, Ванька, спасибо! Ты уж это добыл нам хоть. А нет дак. Пойдено бурлацить денёг наживать дак!
Ну ды, вот и эты денежки забрали, да домой вернулисе богачамы. К отцью да к матери, да и Ваньку боле любить стали, от Ваньки не убегать стали. В почете был Ванька.Стали жить-поживать, да добра наживать да. И сказке конец.


Зап. В.П. Кузнецова, 1980 г.
Сказка-анекдот (СУС 1527; 1336 А*),
ФА 2634/34, НА 144/110
 
дядя_МишаДата: Пятница, 24.05.2013, 02:16 | Сообщение # 29
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline
32. Русская девушка в татарском плену

Карельское Поморье

Исполнитель:
Миккова П.В., 65 лет
д. Поньгома, записано в декабре 1963 г.


По утру было, по зорюшке,
Да и по утру рано, по утрику,
Да не лебедочка зайкала,
Да красна девушка сидит, заплакала,
5 Да она плачет, уливается,
У русой косы да причитаючи:
«Ты, коса моя да светло-русая,
Да и плетена коса да на святой Руси,
Да и расплетут косу да злы татарища,
10 Да злы татарища да злы неверныя»
Да один говорит: «Будем дел делить,
Да будем дел делить да паи паевать.
Да если ты мне достанешься, красна девушка,
Я взамуж возьму да отдам в портомойницы».
15 А второй говорит: «Если ты мне достанешься,
Дак я взамуж возьму, да отвезу в чисто поле,
Да и я отдам черным воронам да на съеденьице».
А третий говорит: «Если ты мне достанешься,
Дак я взамуж возьму, да и отвезу к быстрой реке,
Да спущу в реченьку».


Собиратель: Митрофанова А.А., Разумова А.П.
Шифры архивов: ФА 347/1, НА 45/42
Опубликовано: Русские народные песни Карельского Поморья / Сост. А.П.Разумова, Т.А. Коски, А.А. Митрофанова.Л., «Наука», 1971, № 205.
 
дядя_МишаДата: Суббота, 25.05.2013, 01:04 | Сообщение # 30
Генералиссимус
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1666
Репутация: 4
Статус: Offline


33. Сказка "Андрей-Стрелец"
(отрывок сказки)

Карельское Поморье


Исполнитель:
Матвей Михайлович Коргуев. 1883 г. рождения, род. в с. Кереть Лоухского района.Всего имеется 6 звуковых записей голоса знаменитого сказочника. Все они представляют собой отрывки произведений, поскольку запись на гибкую грампластинку имеет продолжительность 3 с небольшим минуты.


Вот в одном прекрасном государстве, в одном чарстве был молодой чаревич, который имел охотников двенадцать человек. И у них был самый главный охотник Андрей-Стрелець. И он такой был охотник, что на лету сокола простреливал. И в одно прекрасное время он пять дней поохотился, шесть дней на чаря, а на седьмой уже им день отдыха, они на себя работают. И раз Андрей- Стрелець походит в лес, опеть на охоту. Это было в выходной день. Челый день проходил, лично для себя, но не мог никого убить. «И какой, думает, день несчастливый. Раньше всё у меня было, что я мог кого-нибудь убить». Вот уж он подходит близко к городу. Подошел близко к городу, и видит, сидит соколuча на лисu. «Давай, эту подстрельню!». Когда эту соколuчу подстрельнyл, и она упала нa землю. Подошел Андрей Стрелець, берет, ей со земли, и хочет голову ей оборвать. Соколича заговорила:
- Слушай, Андрей Стрелець, не рви моей головы, а неси себе в комнату.
Будешь чай пить – брось под окно… Полoжь на окно и брось под окно. Вот увидишь, что будет, людям отдашь, или себе возьмешь!
Ну ладно, так Андрей Стрелец и сделал.


Записал А.Д. Соймонов в г. Петрозаводске в 3 января 1941 г. Запись произведена на гибкую грампластинку.
ФА CD № 4/14
Прикрепления: 7240157.jpg(31Kb)
 
Форум » Фольклорный архив » Музыкальный форум » Звуковая коллекция Фонограммархива ИЯЛИ (Русский и карельский фольклор)
Страница 2 из 3«123»
Поиск:

Меню сайта

Календарь

Block content

Статистика

Поиск